Ксения Соколова: Стыдно, господа!

Ксения Соколова: Стыдно, господа!

Вчера Следственный Комитет в изящной форме ответа на вопрос Совета по Правам Человека наконец признал, что расследует уголовное дело о злоупотреблениях в фонде доктора Лизы. president-sovet.ru/presscenter/news/read/4945. В связи с этой новостью ко мне веерно обратились за подробностями СМИ. Чтобы не повторять одно и тоже, прокомментирую здесь.

Суть видится на расстоянии. Я сейчас нахожусь в Германии, отошла от всего этого, и узнавая очередные новости про уголовное дело, понимаю, что вся история с фондом Лизы — просто-таки библейского масштаба гадость и подлость.

Суть в двух словах такова: после гибели Лизы Глинки, моей подруги, ее муж и сотрудники буквально со слезами — попросили меня спасти ее дело и возглавить фонд. Я их пожалела, фонд спасла, потратив на это дело, совершенно не имеющее отношения к моей основной профессии, полтора года, их них 8 месяцев на волонтерских началах. В процессе одна из сотрудниц, чьи услуги в качестве личного пиарщика были мной отвергнуты, написала на меня донос в СК. Генерал СК, старший помощник Бастрыкина, почему-то называющий себя другом доктора Лизы, не просто дал этому доносу ход, а почти полгода упорно добивался возбуждения уголовного дела. В отношении меня были проведены 4 доследственные проверки. Но донос был настолько смехотворен с юридической точки зрения, что следователь СК по ЦАО Москвы 4 раза отказывался возбуждать дело. Тогда генерал добился передачи материалов в Главное Следственное Управление, и там дело все же возбудили и третий месяц расследуют. Таким образом, по заказу генерала СК, под личным контролем Бастрыкина, меня с февраля откровенно преследуют, пытаясь на пустом месте слепить уголовное дело о злоупотреблениях полномочиями и нецелевом расходовании средств, при том, что у меня не было даже права финансовой подписи.

В сухом остатке классика самого мерзостного совкового жанра — за то, что я сделала людям добро, эти люди написали на меня донос в органы, лгали, делали всевозможные подлости за моей спиной, полоскали мое имя, пошли на подлог и фактически рейдерский захват фонда, после которого дело и было возбуждено. Действия доносчика я не комментирую, не хочу руки марать. Про генерала — разговор отдельный. Но остальные участники позорного «дела доктора Лизы» — нынешние члены правления и попечительского совета фонда (говорю не о всех), но особенно те, кто просил меня возглавить фонд, а потом струсили перед СК и сдали, — несут за происходящее полную ответственность. Ответственность за свои лицемерие, трусость, подлог, попустительство злу и просто непорядочность, которую я не ожидала встретить в среде благотворителей и правозащитников.

Стыдно, господа! 
Впрочем, господа все в Париже.

Источник