Секретариат СЖР взял под контроль ситуацию с журналисткой Ксенией Турчак

Осенью прошлого года корреспондент подмосковной газеты «Нара Новости» восемнадцатилетняя Ксения Турчак, опубликовала серию материалов об издевательствах над детьми в Софьинском детском доме. Описанные ею факты и все, что за этим последовало, всколыхнуло и общественное мнение и властные структуры, включая Следственный Комитет РФ и Госдуму.

Дело было так. 5 –го сентября прошлого года журналистка увидела, что на дереве висит объявление о пропаже мальчика из Софьинского Детского дома. Перезвонив в Детдом и предложив помощь, в ответ услышала что-то типа: «Не суйтесь!». Но журналистка «сунулась». И разыскала этого мальчика … в Нарофоминской психиатрической лечебнице, обколотого психотропными препаратами. Начав журналистское расследование, Ксения выяснила, что в Детдоме после поимки сироты-отказника с ним особенно возиться не стали. Просто поставили диагноз «тяга к побегам» и сдали в психушку.

Дотошная Ксения Турчак начала «копать» дальше. И выяснила, что Детдом не имел разрешения на медицинскую деятельность. То есть не мог ставить диагнозы и давать ребенку снотворные, как это происходило. В довершение выяснилось, что органы опеки обманом вынудили единственного родственника ребенка – бабушку- подписать отказ от прав на него, сделав таким образом Детдом полноправным хозяином судьбы мальчика.

Ксения продолжала журналистское расследование. После ее материала о том, что из сорока воспитанников детдома 23 были отправлены в психбольницу, на нее завели уголовное дело, а потом еще и объявили в розыск. Хотя Ксения продолжала жить по месту регистрации и ходить на работу.

В дело вмешался секретарь Союза журналистов России депутат Госдумы Борис Резник. Во-первых, подтвердился факт помещения детей из Софьинского детдома в психиатрическую лечебницу. Во-вторых, у Детдома действительно не оказалось лицензии на медицинскую деятельность, то есть постановка диагнозов местными деятелями и пичканье детей препаратом Сонапакс – чистой воды противозаконная акция. В-третьих, оказалось, что уголовное дело против Ксении было возбуждено и велось с колоссальным количеством грубейших нарушений; сейчас оно прекращено. В свою очередь омбудсмен Павел Астахов в связи с ситуацией в Софьино обязался провести инспекцию всех детских домов Московской области.

Секретариат СЖР, заслушав сообщение Б.Резника и пояснения К.Торчак, принял решение взять рассмотрение дела молодой журналистки под особый контроль, чтобы добиться адекватной оценки и наказания всех, кто так проявил себя в борьбе с нашей молодой коллегой. В Нарофоминске все, как один – от районной администрации до местного прокурора - встали на защиту руководителей детдома, где издеваются над детьми. И едва не упекли за решетку журналистку, которая об этом написала.

Выступавшие на заседании обратили внимание и на то, что на днях депутатами Госдумы были внесены поправки в Закон о СМИ и КоАП, согласно которым станет противоправным разглашение фактов, связанных с личным здоровьем и состоянием ребенка, в том числе после изнасилования педофилами, а также связанных с его психическом здоровьем. Штраф за разглашение – до миллиона рублей. Иначе говоря, теперь об изнасиловании детей, о незаконном помещении сирот в дурдома воспитателями детдомов писать станет практически невозможно. То есть насиловать детей, пичкать их психотропными препаратами – да, а предавать это огласке – ни-ни.

Союз журналистов России принял решение обратиться в Комитет Государственной думы по вопросам семьи, женщин и детей, которому предстоит обсудить законопроект А.Кабаевой.