Илья Красильщик: «Превращаться в проститутку перед смертью совершенно не обязательно»

Илья Красильщик: «Превращаться в проститутку перед смертью совершенно не обязательно»

Илья Красильщик - самый молодой главный редактор, которого я знаю. Даже и сейчас, в  25, а когда ему предложили возглавить «Афишу», ему был 21 год. Это уже само по себе прелюбопытно, но еще любопытнее, что он прекрасно справился с задачей. Еще он блондин с голубыми глазами и играет в прекрасную игру – покер. Меня всегда интриговали обладатели навыков, в которых мне разобраться не дано.

Ольга Бакушинская: - Илья, писали, что вы какой-то чемпионат среди главных редакторов выиграли.

Илья Красильщик: - Ой, это был турнир дилетантов, в котором я случайно победил, потому что мне очень повезло.

ОБ: - Вы часто играете?

ИК: - Раз в неделю с друзьями собираемся. Сейчас пол-Москвы в покер играет, кажется, причем после запрета стали играть еще больше.

ОБ: - Как так вышло, что вы стали главным по «Афише» в двадцать один год?

ИК: - Это к Ценциперу (Илья Осколков-Ценципер – культовый деятель медиа-бизнеса и основатель «Афиши» - О.Б.) вопрос.

ОБ: - Ага, только давайте издалека. У вас историческое образование…

ИК: - У меня нет образования. Меня отчислили с пятого курса, потому что я перестал туда ходить.

ОБ: - А перестали ходить, потому что стали главным редактором?

ИК: - Именно.

ОБ: - Хорошо. Итак – вы мирно учились в РГГУ и что дальше?

ИК: - Я мирно учился в РГГУ, мне было девятнадцать, в мой ЖЖ залез тогдашний главный редактор afisha.ru (а теперь главный редактор «Афиши-Мир») Даня Дугаев, что-то ему там понравилось, и он пригласил меня поговорить о новом сайте afisha.ru.  Я пришел на зарплату десять тысяч рублей. Что делал – не помню. Помню только, что сайт был должен запуститься в октябре, а запустился только в июле. Потом я познакомился с Ценципером, он позвал меня на ужин, мы напились, обсудили журнал «Афиша» и текущую политическую ситуацию в стране. Короче, чем-то я ему понравился, видимо, и через полгода с небольшим он предложил стать главным редактором. Думаю, не раз потом пожалел. Да я и сам пожалел. Это был 2008 год, когда Дмитрий Анатольевич как раз был объявлен преемником, и Ценципер даже так в поминальнике предложил меня обозвать. Мне страшно понравилось, но мудрый Сапрыкин отсоветовал. Как показала история с преемниками, правильно отсоветовал.

ОБ: - Вы ликовали по случаю такого успеха?

ИК: - Сначала была эйфория, которая быстро сменилась ужасом. Кучу глупостей я сделал, считайте, чудом остался главным редактором.

ОБ: - Например?

ИК: - Если бы я хоть какие-то примеры назвать мог. Так нет, я просто делал плохой журнал. Скучный, неинтересный. Просто пришлось учиться у всех на виду тому, чему лучше учиться заранее.

ОБ: - Когда вы пришли на сайт, вы, кроме как в блог, что-то писали?

ИК: - Нет. Для меня писать — жуткий стресс, я совершенно не чувствую у себя какой-то талант к этому. Но главный редактор и не обязан уметь писать, как мне кажется. Он должен делать хорошее издание, а писать могут и другие. И редактировать, кстати, тоже.

ОБ: - Но вы редактируете?

ИК: - Конечно.

ОБ: - Сейчас есть издания, где основной доход от «джинсы». У вас такое может быть, учитывая тематику?

ИК: - Никогда. Джинса — это отвратительно. Все издания, которые этим занимаются, должны умереть. И умрут.

ОБ: - Почему?

ИК: - Потому что люди не идиоты, в конце концов понимают, что их надувают, и перестают это покупать.

ОБ: - Но вы же понимаете, что сейчас издание может гавкнуться и по многим другим причинам?

ИК: - Пусть лучше «гавкнется». Если ты умираешь, совершенно необязательно перед этим превращаться в блядь.

ОБ: - Когда больше года назад начались массовые протесты москвичей, вы из издания lifestyle на некоторое время стали буквально газетой «Искра». Кстати, «Большой город», с которым вы связаны сложными родственными связями, тоже.

ИК: - А что такое lifestyle? Это издание про картину мира своих читателей. Ежу понятно, что в декабре 2011 года картина мира в голове думающего москвича изменилась. И что в этой картине мира появилась политика. И было бы просто непрофессионально этого не заметить. Это с точки зрения, так сказать, медиа-менеджмента, аргумент в споре с начальством...

ОБ: - А начальство вам указывает хоть что-нибудь?

ИК: - Нет, слава богу. Наше начальство уважает свои редакции — редкое явление в текущей ситуации. Ни разу не было, когда я не смог сделать того, что хотел. Все решается в разговорах и переговорах... Так вот, про картину мира — это профессиональный аргумент. А если по-человечески, то — просто нас самих все это зацепило, вот мы об этом и писали. «Афиша» же вообще очень сильно зависит от того, кто ее делает и чего-то этих людей в данный момент волнует. Это мы ходили на Болотную и на Сахарова, это нас сажали в автозаки весной. Мы же об об этом и рассказывали.

ОБ: - Так все-таки, помогите разобраться в ваших тесных семейных связях с «Большим городом». Во-первых, там ваша жена работает…

ИК: - Главным редакторам сайта. Моя сестра работает заместителем главного редактора журнала. Но это опять Ценципер виноват, он же нас с моим другом Филиппом Дзядко назначил главными редакторами.

ОБ: - С женой вы в процессе работы познакомились?

ИК: - Нет. С ней я познакомился, когда мне было лет семь, потому что она училась в одном классе с моей двоюродной сестрой.

ОБ: - Говорят, что ваш папа очень подробно комментирует то, что вы пишете в социальных сетях. Он журналист?

ИК: - Он профессор математики. Что касается родителей в Фейсбуке… Родители в Фейсбуке — это достаточно стремно.

ОБ: - Ну да, некий ограничитель… А журналистскому сообществу нужны ограничители, которые сейчас обсуждаются в Думе? Закон о защите частной жизни и все такое. Может быть, самим журналистам пора создавать некую  комиссию об этике?

ИК: - Да сделайте вы, чтобы суды работали нормально, вот вам и все ограничение. Право гражданина на частную жизнь записано в Конституции и если оно нарушается, то вам в суд. А если вы политик, то сами знали на что шли. Существующих ограничений более чем достаточно. Если бы еще перестали вводить запреты разным неугодным, регулировать, кто какое медиа должен купить и решать вопросы «по звонку», было бы совсем прекрасно.

ОБ: - У вас бывают такие «звонки»? Я знаю, что за номер, посвященный телевидению, на вас многие обиделись, и случилась попытка поднажать на руководство холдинга.

ИК: - На нас обиделись все разом. Но, как видите, я здесь. Жив.

ОБ: - Перед вами ставится задача быть прибыльными?

ИК: - Да. И мы прибыльны. Это хороший аргумент в разговорах с руководством.

ОБ: - Вы все время говорите, что исходите из собственных вкусов, которые совпадают с вкусами вашего читателя. Вы как себе представляете вашего читателя?

ИК: - Все время по-разному.

ОБ: - То есть вы сегодня проснулись и представили так, а завтра эдак?

ИК: - Прости, дорогой читатель, но когда я просыпаюсь, я вообще о тебе не думаю. То, что мы делаем, должно быть интересно нам самим — это самое главное. Вот такая картина читателя.

ОБ: - Вам не мешает сайт? Зачем покупать печатное издание с рекламой, если можно посмотреть в интернете?

ИК: -  Именно поэтому мы стараемся делать из журнала книжку (кстати, мы через месяц его радикально переделаем). Интернет не выдерживает длинного жанра. Я не очень понимаю те редакции, которые делают журналы, каждый материал в которых удобнее прочитать в интернете. То есть я понимаю это с точки зрения бизнеса, но редактор же не бизнесом занимается. С другой стороны, бороться с интернетом — это бред, у того же гей-номера нашего в интернете 1 200 000 просмотров, и это даже не рекорд. Если когда-нибудь наш сайт пожрет наш журнал, ну значит так надо — и мы в этом году нашу «Афишу» в интернете тоже полностью переделаем. Айфон убил айпод, и никто не плачет. Главное, чтобы ты пожирал сам себя, а не кто-то другой.

ОБ: - Многие телегиды выходят только на бумаге.

ИК: - Это другая история, я не понимаю этой аудитории и мы с ней почти не пересекаемся.

ОБ: - Почему вы выходите с периодичностью раз в две недели? Немногие решаются на такой формат.

ИК: - Насколько я понимаю, изначально так получилось, потому что на еженедельное издание не хватало событий. Сейчас их хватает, но я считаю что «Афишу» следует выпускать, наоборот, раз месяц — у нас и сейчас в каждом номере больше контента, чем в любом ежемесячнике. Но издатели говорят, что для бизнеса надо раз в две недели. Да будет так.

ОБ: - Вы признаетесь, что делаете журнал под свои вкусы, у вас и офисы обычно такие, что туда хочется эмигрировать. Классные офисы. Умеете обустраиваться.

ИК: - Журналисты сидят в редакции большую часть своей жизни, им должно быть там хорошо, только и всего.

ОБ: - Вы как-то сказали, что профессия журналиста рассчитана на десять лет. Потом становится скучно. На сколько рассчитан главный редактор?

ИК: - Я уверен, что это тоже конечная профессия. Начинаешь повторяться. Это же как в цирке — все время надо из рукава какие-то фокусы выдавать. В какой-то момент либо они заканчиваются, либо ты просто устаешь.

ОБ: - Но журналист больше ничего не умеет кроме написания текстов, как правило.

ИК: - Про журналиста не знаю, а работа редактора – придумывать. А придумывать можно где угодно, необязательно в медиа.

ОБ: - Расскажите про детский лагерь «Камчатка», созданный людьми из вашей компании, о котором все говорят, но мало кто смог отправить туда своего ребенка. Говорят, что дети оттуда возвращаются невероятно изменившимися, мотивированными и творческими.

ИК: - Я там ни разу не был, но собираюсь летом. Вожатым.

ОБ: - Тем более, у вас двое детей, хотя они маленькие, наверное, для лагеря.

ИК: - Вообще-то не двое, а четверо. Есть еще две старшие девочки.

ОБ: - Сколько вам лет сейчас?

ИК: - Двадцать пять.

ОБ: - Господи, когда же вы успели?

ИК: - Это тема другого интервью. Так вот, о лагере «Камчатка» - мне очень нравится, что делает Бахтин. Там взрослым интересно проводить время с детьми, а детям со взрослыми. Это просто, но это редко случается.

Единственная тема, которую мы не обсудили, это, пожалуй, был один из последних нашумевших номеров, посвященный историям людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Я просто не понимаю, что тут говорить. Это было так пронзительно, так важно, так потрясающе, что я могу лишь снять шляпу и поблагодарить коллектив «Афиши» и ее главного редактора.

Ольга Бакушинская,

специально для jourdom.ru.




  • Vazha

    Ольга! Фактически вводя цензуру типа friends-only в своей уютной жежешечке, Вы окружаете себя подхалимами и одновременно лишаетесь real-life feedback’а! Не повторяйте ошибок власти на своем опыте! С уважением, Важа Миронишвили.

    • Nonna

      Это точно. А как удобно, когда все поддакивают и лебезят! Видимо, Ольга это очень любит :)

  • http://www.facebook.com/dplenin Даниил Пленин

    «Господи! Когда же вы успели?»