«Записи в Tвиттере — это прямая дорога в Ад», — руководители СМИ о личных блогах журналистов.

«Записи в Tвиттере — это прямая дорога в Ад», — руководители СМИ о личных блогах журналистов.

Журналист Александр Плющев уволен с радиостанции "Эхо Москвы" по требованию председателя совета директоров "Газпром-Медиа" Михаила Лесина. Скандал разразился после того, как Плющев решил провести опрос среди подписчиков своего твиттера: «Считаете ли вы гибель сына Иванова, некогда сбившего старушку и засудившего ее зятя, доказательством существования бога/высшей справедливости?». Через некоторое время сообщение было удалено, но процесс оказался необратимым.

Как сообщает Forbes, в четверг холдинг «Газпром-Медиа» сообщил об увольнении ведущего радиостации «Эха Москвы» Александра Плющева. В издание поступило заявление, в котором поясняется, что трудовой договор с Плющевым расторгнут «в связи с нарушением журналистом всех допустимых морально-этических норм».

Журналистская этика, пожалуй, самый размытый и нерегламентированный вопрос профессии. «Кодекс профессиональной этики российского журналиста», одобренный Конгрессом журналистов России в 1994 году, по мнению экспертов ЖурДома, давно устарел и, более того, не работает. Именно поэтому подобные прецеденты не рассматриваются как увольнение по «морально-этическим» причинам, а исключительно как по «политическим». ЖурДом опросил руководителей различных СМИ о том, действительно ли личные аккаунты журналистов в социальных сетях влияют на имидж СМИ, в которых они работают; оправдано ли увольнение сотрудника за неосторожные высказывания в личных блогах, и пора ли обновить Кодекс этики в связи с подобными прецедентами.

Александр Горшков, главный редактор интернет-издания «Фонтанка.ру»:

- Кодекс журналистской этики не работает. Если мы сейчас опросим журналистов на предмет содержания данного Кодекса,  мы вряд ли найдем того, кто расскажет его хотя бы близко к тексту. Поэтому не надо записывать что-то в бумажки, которые являются лишь фикцией существования чего-то. Что касается увольнения журналистов, и как быть с этичными или неэтичными записями, - это вообще категория относительная:  кто будет определять этичная запись или нет? Это будет определяться руководителем – главным редактором, генеральным директором и т.д. Я думаю, что внутри СМИ, внутри предприятия должны существовать некие прописанные или не прописанные корпоративные правила, которые должны соблюдаться сотрудниками этих предприятий. И если кому-то правила не нравятся, то сотрудник может уйти в другое СМИ. Кроме того, это очевидная вещь. Если сотрудник работает в определенном СМИ, его записи могут рассматриваться не только как личное пространство, но и как политика СМИ, в котором он работает.

Юридической же основы для увольнения Плющева, я думаю,  нет. Если вы меня спросите, как бы я поступил на месте руководителя, я имею ввиду Венедиктова, если бы на меня давили и требовали уволить журналиста, я бы никогда не стал сдавать своего сотрудника, но сам имел бы, безусловно, жесткий с ним разговор.

Александр Малькевич, Генеральный директор в ГТРК "Омск":  

- Безусловно, личный аккаунт журналиста влияет на имидж СМИ. И это касается не только журналистов. Любой человек, находящийся на определенной должности или на госслужбе, должен отдавать себе отчет в том, что он не может себе позволить слишком многого в своих соц.сетях. Мы же негативно отнеслись бы, если бы какой-то чиновник выложил в соц.сеть фото, где он нагишом пьянствует где-нибудь на пляже. А записи в Tвиттере - это вообще прямая дорога в Ад. Сколько уже было историй о людях на высоких должностях, пишущих эмоциональные твиты. Вспомним, например, известную историю с Анисимовым и его комментарием в Twitter после футбольного матча. Я согласен с высказываниями ряда руководителей администрации президента, которые считают, что не стоит тем же чиновникам увлекаться играми в социальные сети. Люди всегда должны думать о последствиях.

Увольнение журналиста остается на усмотрение руководителя организации. В своей практике я столкнулся с молодым и эмоциональным сотрудником, который публично обсуждал в негативном ключе свою же организацию. Выносил сор из избы, иными словами. И я искренне хотел покарать человека, не уволить, но сделать выговор. Была особенность - его мера ответственности за данные высказывания не была прописана ни в контракте с ним, ни в должностных инструкциях. И я не смог объявить выговор, так как у меня не было правовых оснований на то. Пришлось просто воздействовать словом.  Но эти высказывания бросают тень на всю организацию. Потому как, являясь сотрудником той или иной редакции, читатель может подумать, что и редакция разделяет его мнение.

Конечно, запись об использовании журналистами социальных сетей добавить в этический Кодекс необходимо. Все  эти этические нормы и  сам Кодекс нужно безостановочно обновлять и актуализировать.

Владимир Сунгоркин, главный редактор «Комсомольской правды»:

- У нас такая проблема тоже есть в «КП», потому что некоторые наши журналисты, не буду называть фамилии, выступают в соц.сетях, они очень популярны, как блогеры. Там, в блогах, их точки зрения не совпадают с позицией редакции по многим вопросам. Они более радикальные. И когда мое внимание обращают коллеги или читатели, возмущенные тем, что наш известный журналист позволяет себе некорректные высказывания в дискуссиях, я действительно прошу этих журналистов быть более корректными, потому что в массовом сознании они все-таки журналисты «Комсомольской правды». С такими сотрудниками я провожу воспитательные беседы.

Мы никак и нигде не прописывали требования к журналистам относительно ведения их личных страниц в Сети. Это явление новое, оно возникло лет пять назад. Возможно, вы правы, это надо как-то прописать. Но, с другой стороны, у человека должна быть свобода самовыражения. Журналист вполне может возмутиться тем, что должен подчиняться политике редакции в свое свободное время. А что касается Кодекса этики журналиста, то я считаю, что все эти этические нормы девальвированы. Я в них не верю.

Но увольнять за такие вещи можно и нужно только в том случае, если явление перешло в тенденцию. Я думаю, увольнение происходит только тогда, когда накапливается какая-то критическая масса. Главные редакторы из-за одного неосторожного высказывания не увольняют. Во всяком случае, я не могу представить, что увижу один какой-то пост и сразу попрощаюсь из-за него с сотрудником.

Оксана Солодовникова