Виталий Лейбин: «Русский репортер» использует кризис для улучшения собственного качества

Виталий Лейбин: «Русский репортер» использует кризис для улучшения собственного качества

На прошлой неделе медиахолдинг "Эксперт" сообщил о смене формата журнала "Русский репортер". Теперь журнал перестанет быть еженедельником и станет выходить раз в две недели. Кроме того, он  изменится  визуально и содержательно. Такие преобразования, согласно сообщению "Эксперта", связаны с "необходимостью соответствовать новым вызовам на медиарынке и меняющимся потребностям аудитории". Мы спросили у главного редактора "РР" Виктора Лейбина о том, какие вызовы брошены изданию, что на самом деле просит аудитория, и имеет ли отношение к смене формата скандальный многомиллионный штраф по иску от Института Стволовых Клеток.

- Переход на новый формат обсуждался давно или решение было принято в сжатые сроки?

- Решение было принято в процессе пересмотра планов компании на текущий год. Планы пришлось корректировать из-за изменения конъюнктуры. Она ухудшается на нашем рынке давно, но конец года принес и новые неприятные сюрпризы, так вся печатная пресса обнаружила, что стоимость печати и бумаги в рублях существенно выросла. Вообще с точки зрения рынка прессы еще и прошлый кризис не закончился, и мы давно живем в режиме экономии. И выбор был такой: либо дальше сокращать издержки на номер, либо сокращать количество выходов. Первый вариант мы практиковали последние годы. Он привел к сокращению количества полос и отказа от ряда интересных рубрик и проектов. Сейчас мы поняли, что дальше это может сказаться на качестве продукта настолько, что наш читатель пострадает существенно. И поэтому мы ситуацию решили использовать для того, чтобы улучшить журнал, а не чтобы его сокращать. Сэкономленные деньги на количестве выпусков мы решили направить на увеличение количества собственных «фирменных» репортажей и фоторепортажей, улучшения визуального ряда журнала, возвращения старых и придумывания новых рубрик. То есть для творческой перезагрузки. Так интереснее нам и лучше для читателя. Лучше любой кризис использовать для развития, а не просто сокращать издержки.

Кто инициировал изменения? Редакция или представители холдинга?

- Сама проблемная ситуация была обозначена коммерческими отделами холдинга, решение об изменении графика выхода было общим, а собственно план развития создается редакцией.

Из еженедельника в «раз в две недели». Тиражи сохранятся или будут сокращены?

- Мы надеемся даже увеличить продажи. Дело в том, что у нас есть опыт, когда один выпуск продавался не одну, а две или три недели, и продажи вырастали почти пропорционально времени продаж. Дело в том, что наш журнал мы и проектировали так, чтобы там было большинство материалов, которые не так быстро устаревают, как газетные заметки. У нас остается актуальный блок, но большинство материалов имеет большую глубину.

- «Это решение связано с необходимостью соответствовать новым вызовам на медиарынке и меняющимся потребностям нашей аудитории», - говорится в релизе холдинга. О каких новых вызовах и потребностях аудитории идет речь?

- Вызовы - это и уже упомянутые вызовы самого рынка. Но еще и большие тренды в медиа - мы конкурируем не только с другими печатными изданиями, но и с бесплатной и не всегда качественной информацией в интернете. Потребность аудитории в собственно новостях на бумаге снижается, а потребность в высококачественных репортажах и аналитике - увеличивается. Поэтому и следует увеличивать конкурентные преимущества именно журнальных жанров - статей, которые требуют времени, проработки, высокого качества. На нашем рыке важнее не увеличивать количество «дешевых» заметок, пропадая в общем шуме, а бороться с шумом, производя качественное и «дорогое» содержание. Дешево - перепечатать чужую или придуманную «новость», написать «из головы» колонку,  ни основанную ни на какой фактуре, кроме воспаленного воображения. А дорого и качественно - это значит собственная информация, репортаж, расследование. Знание дороже мнения, взятого с потолка. И ценится читателем больше.

- В релизе также речь идет о жанрах, которыми интересуются читатели. Вопреки многолетнему тренду коротких или так называемых «быстрых» текстов, вы собираетесь увеличить количество больших жанров – очерков, научно-популярных статей, исследований. Что Вы на это скажете?

- На каждый тренд есть контртренд. Например, в кинематографе массовая, трендовая продукция - это сказки для подростков с простым сюжетом и мультяшным супер-героем без характера и человеческих эмоций, эдакий киборг-симпатяга. Но самые успешные фильмы, тем не менее, имеют большую психологическую и метафизическую глубину. То же самое и с журналистикой - вы можете быть в тренде, то есть пережевывать чужую информацию, писать, не выходя за пределы комнаты, эмоциональные, но идиотские «собственные мнения» об окружающем мире. Но если вы профессионал, вы попробуете сделать что-то получше. Да все мы всё чаще читаем короткие сообщения и «мнения», смотрим ролики и нарезки. Но пока человек остается человеком, он еще и будет нуждаться в настоящих, глубоких, драматичных человеческих историях. Можно быть успешным в тренде, научиться лучше всех писать заголовки для соцсетей или создать новую успешную сеть, а можно быть успешным и в контртренде - делать большие и глубокие драматичные тексты (а так же хорошие фильмы, книги и т.д.). Это понимают многие менеджеры и продюсеры - можно жестоко конкурировать в тренде, а можно открывать новое в контренде, скажем, можно потерять деньги пытаясь сделать тупой блокбастер, а можно заработать, сделав «умную» драму.

- Какие новые рубрики появятся в обновленном «Русском репортере»?

- Про новые рубрики я пока рассказывать не хотел бы. В течение года читатели сами все увидят и оценят. Удачное - сохранится, неудачное - поменяем. Но точно будут возвращены часть старых рубрик - обязательный очерк про героя в каждом номере вместе с большим исследовательским репортажем, рубрика «рассказ» и «портфолио» (фотографические и художественные авторские подборки), вернется в большом объеме репортажная фотография мирового уровня.

- Кстати, о фотографии. В журнале всегда особое место отводилось фоторепортажам. В новой версии сохранится прежний баланс между текстами и фотографиями?

- У нас в последние годы из-за ухудшения экономических условий доля высококлассных фотографий уменьшалась, сейчас мы будем ее восстанавливать, пока не вернется пропорция, которая нам кажется идеальной - почти 50 на 50.

- «Уход» изданий в онлайн это тоже тренд времени, причем часто вынужденный. По вашим данным, что все же лидирует в читаемости «РР» - бумажная или электронная версия?

- И то, и другое важно. Объединенный портал «РР» и «Эксперта» (expert.ru) имеет хорошую для нашего рынка и растущую посещаемость, причем чуть ли не лучше всего читаются наши большие репортажи с мест событий, а не быстрые заметки. Но все же репортажи появляются реже и на одних больших текстах в интернете не выжить. И в целом «уход» в интернет для печатного издания это, увы, чаще всего означает изменение формата, которое больше похоже на закрытие проекта. В интернете свои правила игры, и там еще не найдена модель, в которой производители собственного контента выигрывали бы у тех, кто транслирует чужой контент. Рекламный рынок в интернете растет, но он еще слишком мал для того, чтобы производить исключительно собственное содержание. Да, многие наши интернет-СМИ с некоторого момента делают и прекрасные репортажи, но зарабатывать все равно приходится на другом. Вообще в мировом интернете еще не найдено модели такой «новой экономики», в которой собственное «дорогое» содержание бы оплачивалось справедливо.

- Вы руководите журналом с самого его основания, т.е. с 2007 года. Вас посещало когда-нибудь чувство, что Вы исчерпали себя в этой должности, в этом издании? Как Вы с этим справлялись?

- Всякое бывало. Но мы придумали себе такое прекрасное место работы, так что теперь трудно найти что-то более интересное. И тут дело не во мне, и не в должности, просто мы все хотим сохранить «РР». Такие вещи, как «Русский репортер», должны остаться в нашей культуре. Понятно, что стартапы обычно интереснее, чем регулярное воспроизводство продукта, но у нас и на рынке и в стране всегда так сложно, что спокойных времен еще не было, и поэтому всегда интересно. Но наша команда, конечно, постоянно думает о новом, и о новом в «РР», и о новых проектах.  Многие наши коллеги по «РР» начинают свои проекты, и образовательные и медийные, так отдел науки создал новый научно-популярный журнал «Кот Шрёдингера», развиваются медиаполигоны, Летняя школа, Школа научной журналистики и др. Мы продолжаем быть, видимо, самым популярным изданием в среде молодых журналистов и много общаемся и работаем со студентами.

- Возможно, говоря о новых вызовах, украинский вооруженный конфликт является одним из них. Страна поделилась условно на два лагеря – «за наших» и «не за наших». Особенно это касается медийщиков. Какой стратегии и взглядов вы - Вы и коллектив редакции - придерживаетесь в данном вопросе?

- Да это тоже новый вызов. И тоже общемировой. Значение т.н. «информационных войн» в реальных войнах так выросло, что свободной прессе все сложнее выживать под давлением с двух сторон. С одной стороны давит обилие дешевой бесплатной информации в интернете, с другой - поток сообщений (часто намеренно ложных) со стороны разных окопов информационной войны. Но и здесь мы видим спрос и потребность у читателя в качественной и профессиональной информации. Более того, страны, где сможет выжить свободная и профессиональная пресса, имеют больше шансов победить, чем страны, где останутся только пропаганда и контрпропаганда. «РР» - это российская свободная пресса, мы на стороне своей страны и культуры, но при этом не желаем врать и подтасовывать, мы делаем качественные репортажи, в том числе и военные. Мы рассказываем о людях и их правде, мы никогда не стремимся «расчеловечить» даже врага, мы считаем, что правдивый, эмоциональный, человечный рассказ приближает нас к миру, а истерика с обеих сторон только рождает бесплодную ненависть. Любовь все равно окажется сильнее ненависти.

- Прошлогодний штраф в пользу Института Стволовых Клеток  сильно подкосил финансовую стабильность журнала?

- Нет, мы по этим искам не имели сколько-нибудь существенных издержек, сейчас мы находимся в процессе подписания мирового соглашения с ИСКЧ, поэтому пока мне не хотелось бы комментировать подробнее.

- В связи с изменениями сократится ли в журнале зарплатный фонд и количество сотрудников?

- Сокращение затрат на фонд заработной платы происходит все время, но без резких движений, если кто-то уходит в другие проекты, мы не набираем замену, а сокращаем ставки.

- Планируется ли создание мобильного приложения?  

- Мы, конечно, уже пробовали и пробуем разные форматы приложений, и мы развиваем и придумываем разных формы продажи контента через мобильные устройства. Но сейчас это не приоритетные рынок, там тоже пока не найдены эффективные способы монетизации контента, там все впереди, и сейчас важнее сохранить и улучшить базовый продукт, хотя и думать о новых форматах никогда не рано.

Беседовала Оксана Солодовникова




  • Константин

    Наконец-то что-то определенное про любимый журнал. Надеюсь, он не слишком подорожает. С Нового года не могу найти его в ларьках