Андрей Некрасов: «Я вернусь в Россию только после того, как сменится власть»

Андрей Некрасов: «Я вернусь в Россию только после того, как сменится власть»

Экстрадиции Андрея Некрасова сначала с о.Кипр, а теперь из Литвы в Россию безуспешно добивается МИД РФ. 13 августа внешнеполитическое ведомство публично выразило разочарование тем, что киприоты вместо передачи журналиста в Россию разрешили ему выехать в прибалтийскую страну. Корреспондент из Ижевска 12 августа обратился к литовским властям с просьбой предоставить ему политическое убежище, обосновав это тем, что на родине ему грозит длительный тюремный срок. Он заявил, что занимался расследованиями коррупционных схем с участием чиновников. В России журналист является фигурантом дела о вымогательстве 2,5 миллионов рублей у бывшего гендиректора «Ижмаша», а ныне руководителя Росграницы Константина Бусыгина.

ЖурДом узнал мнение самого Андрея Некрасова о той ситуации, в которой он оказался, что он планирует делать дальше и выяснил подробности того, как журналист оказался на Кипре.

- Расскажите, пожалуйста, что сейчас вообще происходит? Как Вы видите ситуацию, в которой оказались?

- Сейчас все самое худшее уже позади. Я прохожу процедуру получения политического убежища в Литве и абсолютно уверен в объективности и беспристрастности властей Литвы при рассмотрении моего прошения. Надеюсь, что решение окажется положительным, так как меня в России преследуют по политическим мотивам.

Расскажите подробнее, что за история случилась?

- Меня обвиняют в вымогательстве, заявление в ФСБ написал лично Константин Бусыгин, в то время глава концерна «Калашников», а ныне глава «Росграницы». Это заявление, не что иное, как попытка ликвидировать как меня, так и независимый профсоюз на территории предприятия.

История довольно проста, в 2012 году ко мне обратился инженер-конструктор оборонного предприятия «Ижмаш» (прим. - входит в концерн "Калашников") Валерий Поздеев и рассказал, что работники предприятия находятся в критическом положении и они во главе с Валерием решили создать независимый профсоюз на территории завода, который бы защищал их права. И ко мне рабочие предприятия обратились в связи с тем, что на тот момент у меня уже был опыт организации общественных движений, а также я мог эффективно осуществлять взаимодействие профсоюзной организации и СМИ. Предложение работать в профсоюзе я отвергать не стал. На тот момент я уже закрыл газету «Ижевский наблюдатель» и профсоюз был для меня новым опытом, тем более, что людям действительно требовалась помощь.

Главным требованием профсоюза стало установление минимальной зарплаты в размере 10 тысяч рублей. На момент создания независимого профсоюза работники предприятия зачастую получали 3-4 тысячи рублей в месяц.

После длительной борьбы, нам удалось отстоять свои требования, не все конечно, но мы добились главного: к середине 2013 года 99 процентов работников предприятия концерна «Калашников» получали заработную плату не ниже 10 тысяч рублей.

- А что с делом?  Как оно возникло?

- В результате провокации со стороны ФСБ и Константина Бусыгина возглавляющего оборонное предприятие, было возбуждено уголовное дело по факту, якобы, вымогательства с моей стороны. Заявление в ФСБ Константин Бусыгин написал лично.

После возбуждения уголовного дела сотрудниками ФСБ была предпринята попытка оказать на меня давление. Я был арестован, весь день провел в наручниках, меня запугивали, били по ногам и требовали дать признательные показания в преступлении которое я не совершал. От меня не добились нужного результата и отпустили домой в статусе свидетеля, оказалось никакого ареста не было, и это было просто, по сути, похищение со стороны ФСБ для продолжения фабрикации доказательств по моему уголовному делу.

Через 9 или 10 месяцев мне было предъявлено обвинение, постоянные допросы, практически парализованная деятельность профсоюза - все это стало следствием возбужденного уголовного дела. Но даже после предъявления обвинения у следствия не получалось передать дело в суд в связи с недостатком доказательств, и фабрикация уголовного дела продолжалась.

Параллельно с этим делом, шел суд по обвинению меня в другом уголовном преступлении по обвинению в «клевете». Обвинил меня в ней крупнейший удмуртский предприниматель, глава холдинга «Комос-групп» и зам. главы фракции «Единая Россия» в Госсовете Удмуртии - Андрей Шутов. Обвинение появилось после одной из статей (прим.- http://udmvoice.livejournal.com/56337.html  и http://udmvoice.livejournal.com/66555.html).

Получив в марте 2014 года судимость по статье «клевета», я, опасаясь, что мой новый статус судимого человека, позволит следователям по делу о вымогательстве изменить меру пресечения мне на арест, выехал из России. После чего был заочно арестован. И теперь в России меня ожидает от 7 до 15 лет тюремного заключения.

- А как на Кипре оказались?

- На Кипре я оказался благодаря своей профессиональной деятельности. Я должен был взять интервью у участников хакерской группы «Анонимный интернационал».

Но сразу по прилету я был арестован по ордеру Интерпола на основании запроса со стороны России.     

- Вы заявили о том, что хотите получить политическое убежище, верно?

- На Кипре в течении месяца я находился в тюрьме. В момент ареста, я сообщил о том, что хочу получить политическое убежище, так как в России меня преследуют по политическим мотивам. И согласно европейскому законодательству, в соответствии с Дублинским соглашением Кипр не должен был рассматривать мое прошение, так как у меня имелась виза Литвы. И в соответствии с этим же соглашением, как я понимал на тот момент, с моего согласия и с согласия Литвы меня должны были экстрадировать в Литву. Параллельно шел процесс экстрадиции меня в Россию и непонятно было, что окажется приоритетней, запрос России на экстрадицию или экстрадиция меня в Литву для рассмотрения моего прошения. Я провел 8-дневную голодовку пытаясь привлечь внимание к моей истории и требуя экстрадиции в Литву. И благодаря неожиданной для меня поддержке международных организаций, таких как «Репортеры без границ», «Russie Libertes», Кипрского союза журналистов, «Kisa», благодаря позиции властей Литвы (которым я выражаю огромную благодарность) согласившейся меня принять и рассмотреть мое заявление о предоставлении убежища, благодаря поддержке партии «Яблоко» в России, а также множеству, множеству простых людей подписавших, например, петицию за мое освобождение – я оказался в Литве. Где в данный момент нахожусь в статусе просителя политического убежища. И надеюсь, что в течении трех месяцев объективно рассмотрев мое дело, власти Литвы дадут мне положительный ответ.

- Что будет, если вернетесь в Россию сейчас?

- Если я вернусь на родину сейчас, меня ждет необъективное судебное разбирательство, скорее всего пытки с целью «выбить» из меня признательные доказательства. И 15 лет тюремного заключения. Заказчик моего уголовного дела Константин Бусыгин на данный момент возглавляет Росграницу и он очень влиятельный человек, кстати - протеже Дмитрия Рогозина.

- Есть ли диалог с российскими внешнеполитическими ведомствами, посольством?

- Диалога с российским посольством не было и нет. И не будет. Какой может быть диалог с государственной машиной, решившей меня уничтожить? На данный момент я надеюсь, что останусь в Литве и получу политическое убежище. А потом однажды вернусь в Россию, когда прекратятся политически мотивированные репрессии. Но это возможно лишь в случае смены власти, я так думаю. И через сколько лет это случится, никому не известно.

- Что будете делать в ближайшее время?

- Продолжу заниматься своей деятельностью, как журналистикой так и общественно-политической, даже находясь вдали от Родины я буду стараться максимально влиять на события происходящие там.

Дарья Яушева