Законы жанра Галины Тимченко

Законы жанра Галины Тимченко

За последние несколько лет имя Галины Тимченко стало хорошо известно всем, кто так или иначе связан с медиа. Её скандальный уход с поста главного редактора Lenta.ru, где Тимченко проработала больше 10 лет, обсуждала, кажется, вся медиаиндустрия. Сегодня новое издание, которое было создано под руководством Тимченко — Meduza — стало настоящим трендсеттером для отечественных СМИ.

В Pressfeed.ru собрали несколько интервью с Галиной Тимченко за последние пару лет и выбрали из них самые яркие цитаты о состоянии отечественной журналистики, работе, организации команды, профессиональном образовании и жизни в целом.

1. В российских СМИ есть внешняя цензура — по звонку, а есть внутренняя — не писать о чем-то, чтобы друзья не обиделись.

2. Я считаю, что в нынешней ситуации общественно-политическую информацию продавать за деньги нельзя.

Это мое внутреннее убеждение. Мы поэтому и говорим об информационном прожиточном минимуме — это, простите за пафосные слова, то, что обществу, читателю нужно как воздух. А продавцами воздуха мы не будем (отвечая на вопрос о введении платного доступа к материалам СМИ для читателей — ред.).

3. История про деньги в медиа, она, безусловно, интересная, но, мне кажется, ей придается слишком много значения.

4. Мысль вернуться в Москву сейчас меня повергает в ужас.

Там все быстро, душно, грязно, никто не соблюдает договоренностей. Можно назначить встречу и опоздать, потому что якобы пробки. Можно совсем не прийти, не перезвонить. Суета, ненависть, война всех со всеми — нет, не хочу.

5. Было бы глупо, если бы у меня выросла бумажная корона на голове и я ходила и говорила, что не пошевелюсь меньше чем за миллионную аудиторию.

Пошевелюсь и за сто, и за десять человек.

6. Во времена социальных сетей глупо думать, что новостной повод останется твоим хотя бы пять секунд.

Наша задача – выхватить из бесконечного потока разнокалиберных новостей одну, осмыслить ее, снабдить правильными ссылками, экспертными мнениями, перерассказать, ранжировать и донести до читателя.

7. То, что четырехчасовую речь общения Путина с журналистами можно пересказать в десяти предложениях, мне кажется, это правильный подход.

8. Гайки закручивают уже не в отношении конкретной редакции, а в отношении всей отрасли.

Изменения в закон о СМИ, закон о хранении данных на серверах в России, законы о защите детей от всего на свете. Все принимается на законодательном уровне. Ситуация и дальше, мне кажется, будет развиваться ровно в эту сторону.

9. Я и бизнес – несовместные вещи, мне никогда не была интересна бизнес-тематика.

Я сужу по косвенным признакам, но ничто не заставит меня подумать, что на сегодня в стране – большая бизнес-аудитория. Пока я этого не вижу.

10. Я сама Трудовой кодекс не чту – заставляла людей работать столько, сколько нужно, в субботу, в воскресенье, ночью, днем.

Да, родина их не забывала, я всегда платила им премии и выполняла все социальные обязательства. Не потому, что так написано в КЗОТ, а потому, что мы считали себя честными людьми. Любовь должна быть бесплатной, а работать надо за деньги.

11. Я ненавижу обращения к сильным мира сего, за добро или за зло, мне все равно.

Если ты что-то можешь делать на своем участке – делай. Помню, как после закона о Диме Яковлеве подписали огромную петицию, десятки тысяч человек. Я и тогда говорила, что не надо ждать милости от господ. Есть огород? Возделывай. Делай это честно, ничего важнее нет. А ходить и доказывать что-то – это не работа, а профанация. Если бы все эти люди, кто призывал что-то делать, просто делали бы хорошо свою работу, может, и такой ситуации в стране бы не было.

12. Журфак дает какие-то гуманитарные знания.

Но мне кажется, гораздо более действенная история — когда человек вначале приобретает базу, научную, гуманитарную или экономическую, учится азам аналитики, а потом уходит на специализацию в медиа, а не готовится с первого курса к некой миссии, которая на самом деле просто профессия. К миссии-то они готовы, а вот к профессии часто нет.

13. Поскольку регламент и формат новостей — вещь простая, робота можно этому научить.

Но английский более информативен, чем русский, в русском больше сложностей и нюансов, так что русскоязычным журналистам можно пока не волноваться на этот счет. И, хотя новости и не имеют права на эмоциональную окраску и оценочные суждения, важно грамотно подобрать контекст и попытаться спрогнозировать, как будет дальше развиваться тема. А это роботу не под силу.

14. На самом деле, журналист может пойти куда угодно.

Если он правда хороший журналист, он умеет классифицировать и обрабатывать огромное количество противоречивой информации, и в этом смысле ему цены нет.

15. Мою формулу успеха можно назвать ДДИ: друзья, дураки, идеалисты.

16. Я ненавижу слово «трафик». Может, у кого-то это трафик, а у меня – аудитория.

В материале приведены цитаты из интервью Галины Тимченко в Эхо Москвы, Slon.ru, Interview Russia,T&P

Розалия Каневская

Источник: Pressfeed.ru