В Deutsche Welle считают, что дополнительное регулирование со стороны России имеет мало смысла

В Deutsche Welle считают, что дополнительное регулирование со стороны России имеет мало смысла

Немецкий иновещательный концерн Deutsche Welle (DW) считает, что дополнительные ограничения ее деятельности со стороны российского государства имели бы мало смысла. Об этом заявил ТАСС представитель компании, комментируя заявление первого замруководителя фракции "Единая Россия" в Госдуме Андрея Исаева о том, что разрабатываемый в парламенте законопроект о симметричном ответе на действия США в отношении телеканала RT может распространиться и на DW.

"Отдельное регулирование любого рода со стороны государственных органов мы считаем имеющими мало смысла", - сказал представитель концерна агентству. По его словам, DW всегда выступает за свободный обмен информацией".

Он добавил, что в немецком концерне не получали от российских властей уведомлений о необходимости зарегистрироваться в РФ как СМИ-иноагент. "Насколько нам известно, речь идет о личном мнении российского парламентария, помимо этого у нас нет никакой информации, - сказал представитель DW, отвечая на запрос ТАСС. - Со стороны России нам не поступало никаких официальных уведомлений, которые бы это подтверждали".

Летом сама DW в докладе о планах и задачах, представленном Бундестагу, называла российское иновещание угрозой европейским идеям. Кроме того, концерн решил записать Россию в категорию недемократических стран. При этом DW, которая финансируется за счет субсидий федерального правительства Германии и только в этом году получила от государства €325,6 млн, заявляет в докладе, что сама она "по всему миру воспринимается как неотъемлемый голос свободы".

Напомним, 10 ноября спикер Госдумы Вячеслав Володин поручил профильным комитетам нижней палаты разработать симметричный законодательный ответ на действия минюста США, обязавшего российскую телекомпанию RT зарегистрироваться в качестве иностранного агента. Как он заявил журналистам, соответствующий проект закона может быть рассмотрен в первом чтении в среду, 15 ноября, а до 17 ноября принят в окончательном чтении.