Олег Кашин: Чтобы не только корреспондент «Вестей» чувствовал себя защищенным

Олег Кашин: Чтобы не только корреспондент «Вестей» чувствовал себя защищенным

Елена Ляховская: Вы конечно видели историю о том, что в Хакасии возбудили дело после нападения чиновника на корреспондента «Россия-24» и наверное очень порадовались тому, как быстр это произошло.

Олег Кашинжурналист: Быстро – что, нападение или реакция?

Елена Ляховская: Быстро возбудили дело по факту воспрепятствования законной профессиональной деятельности.

Олег Кашин: Разумеется. Но тоже тут тоже важно проговорить, что его уже исключили из партии, этого человека из Хакасии. Андрей Турчак – главный спикер по этой проблеме. И поскольку, как известно, Турчак – заказчик покушения на меня – не устаю об этом говорить, – я не первый раз уже наблюдаю его реакции на атаки на журналистов. Я думаю, это у него уже какая-то болезненная тема, что вот он должен быть защитником журналистов, чтобы как-то исправить свой имидж. Но, я думаю, это бесполезно.

Что же касается в целом этой истории, понятно, что журналисты государственных медиакомпаний – немножко отдельная социальная группа от остального журналистского сообщества, но трудно говорить, что я осуждаю возбуждение уголовного дела. Правильно возбудили, конечно. Другое дело, жалко, что возбуждают только в таких ситуациях. Мы помним историю, как сожгли автобус, где ехали корреспонденты «Медиазоны» уже два года, по-моему, назад в Ингушетии. И хотя примерно понятно, кто нападал и кто поджигал – там дело тоже возбуждали, – но оно без движения лежит два года.

Поэтому если сейчас поднимать тост за то, чего мы хотим вообще в плане защиты журналистов – равенства всех. Чтобы не только корреспондент «Вестей» чувствовал себя защищенным, но и любой другой. И тоже интересно, сам корреспондент недели две назад был автором скандального сюжета про, если помните, нападение на гей-вечеринку в Москве. И он в своем знаменитом сюжете кривлялся, изображая манерного гея, как бы, по сути, поощряя у зрителей сочувствие к нападающим. Что называется, не хочется про карму шутить, но, по крайней мере, тут этот эпизод стоит вспомнить.

Станислав Крючков: А если мотивацию самого этого районного чинуши себе представить, они совсем, что ли. берега попутали, как говорят в народе?

Олег Кашин: Я не хочу подхватывать вашей интонации про чинуш и берега, потому что все-таки уже не первый раз происходит такая ситуация, когда отдельный чиновник откуда-нибудь из отдаленной местности вытаскивается на свет, как было… еще с кем-то, и нам показывают: смотрите, какой ужасный чиновник, какое хамло. Чиновники все примерно одинаковые. И просто конкретно этот по какой-то причине – может быть, настроение плохое было, может еще что-то – напал на человека из «Вестей». Тоже на его месте мог оказаться любой другой.

И, в принципе, вот эта игра, когда у нас один чиновник в Хакасии, глава района – хулиган, негодяй, а все остальные – зайчики, тоже ведь какая-то лицемерная. Все чиновники примерно одинаково относятся и к прессе, и к людям, и к бедам народным, и ко всему на свете. Зайцев его фамилия, да? Ну, что называется, тоже жертва очередной такой кампанейщины, которая у нас время от времени происходит.

Станислав Крючков: Но согласитесь, не каждый же бросает на пол человека и не каждый может себе это позволить, несмотря не нелюбовь чиновников к журналистам.

Олег Кашин: Да, разумеется, но кто влиятельней по гамбургскому счету: корреспондент ВГТРК или глава какого-то отдаленного района некой сибирской республики? Поэтому здесь как раз такой отчаянный ход доведенного до отчаяния районного чиновника, можно сказать. Ну, согласитесь?

Источник