Дарья Яушева: «Axel Springer сделал подарок медиаиндустрии и аудитории»

Крупное и значимое событие  для медиаиндустрии – продажа немецким холдингом Axel Springer печатных активов – заставило сообщество вернуться к теме обсуждения  глобального перехода издательских домов от бумаги к цифре. Владельцы Axel Springer объяснили свою сделку с медиагруппой Funke именно этим фактором.

Страна, родившая Гутенберга, отказывается от бумаги? Прозорливые немцы чувствуют тренды? Вряд ли. Продажа активов, скорее, объясняется практичностью дирекции AS. Говорить о тотальном переходе от бумаге к цифре, слава богу, не приходится. Если внимательно понаблюдать за медиарынком, можно заметить возникновение десятков новых журналов за последние два года. Причем, журналов качественных, главные редакторы которых откровенно мечтают возродить журналы-книги жизни, или журналы-революционеры, журналы-законодатели. Или, например, журналы «как SPY», «как Rolling Stone в лучшие годы»… Недаром последний Port (один из моих любимых российских журналов) последний выпуск посвятил американской редакторской элите.

А что может быть важнее для издания, чем настрой редактора? Вероятно, настрой читателя. Здесь все тоже не так просто. С одной стороны, почти детская  радость взрослых от пользования гаджетами (ну, и практичность, само собой), с другой – тоска по «настоящему», по бумажным страницам, аромату свежего журнала. Психологи до конца не определились, в каком именно случае человек испытывает большее тактильное удовольствие – когда листает виртуальные страницы и касается тачскрина или когда ощущает пальцами поверхность шершавого и плотного бумажного листа.

Встреча с журналом – процесс интимный. Он твой, осязаемый, новый, зовущий к себе. Радости от покупки упакованного в целлофан Esquire явно больше, чем, допустим, от покупки приложения. Журнал можно положить на прикроватную тумбочку и маленький столик (собственно, не зря же он называется «журнальным»), можно кинуть на пассажирское сиденье рядом с водительским, листать в метро или использовать как подспорье в борьбе с аэрофобией в самолете. О нем не забудешь, как о закрытом наспех приложении в айфоне, в конце концов.

Журнал на бумаге – это медиаискусство. Талантливый редактор (остается радоваться, что у нас только такие люди возглавляют коллективы российских журналов) именно так и относится к своей работе. Как только журнал закрывают в печатной версии, он превращается в «социальное медиа» и бренд теряет свою силу. Я могу ошибаться, но именно так, мне кажется, произошло с Newsweek.

Вот почему продажа печатных версий журналов Maxim и Marie Claire – это не просто хорошая сделка AS, но и подарок читателям. Могли же просто закрыть.

В вихре перемен в толпе идущих в ногу обязательно появляется когорта людей, которые поворачивают вспять и возрождают то, что вот-вот может быть отвергнуто. И, да, нтересно, кто же купит активы Axel Springer в России.

Дарья Яушева,

Главный редактор Агентства анонсов России ForSMi.ru