Последний аргумент «Первого канала»

Последний аргумент «Первого канала»

Методы телевизионной пропаганды, которые сегодня используют сотрудники федеральных телеканалов, безусловно, позже войдут в учебные пособия и научные работы. Но не как изобретения действующих специалистов, а как адаптация изученной ранее матчасти. Обычная для военного времени семантика, но, тем не менее, взорвавшая интернет.

Сюжет, продемонстрированный в субботу "Первым каналом", активно разошелся в соцсетях. Люди, которые равнодушно относились к федеральному ТВ, стали копировать ссылки на интервью со свидетельницей якобы совершенной на территории Украины казни трехлетнего ребенка на глазах у матери и других женщин. В видеоролике некая Галина Пышняк в красках описывала трагедию, инициированную «силовиками» в Славянске:

«Центр города. Площадь Ленина. Наш Горисполком - это единственная площадь, куда можно согнать всех людей. На площади собрали женщин, потому что мужиков больше нет. Женщины, девочки, старики. И это называется показательная казнь. Взяли ребенка трех лет мальчика маленького с трусиках, в футболке, как Иисуса на доску объявлений прибили. Один прибивал, двое держали. И это все на маминых глазах. Маму держали. И мама смотрела, как ребенок истекает кровью. Крики. Визги. И еще взяли надрезы сделали, чтоб ребенок мучился. Там невозможно было. Люди сознание теряли. А потом, после того как полтора часа ребенок мучился и умер, взяли маму, привязали до танка без сознания и по площади три круга провели. А круг площади - километр».

Эта душераздирающая история, как и транслировавшийся ранее сюжет о похоронах годовалого малыша (с крупными планами ребенка в гробу), безусловно, оказала сильное воздействие на психику зрителей канала и интернет-аудиторию. Градус обсуждения в онлайн- и офлайн-среде стал зашкаливающим.

И если профессионалу при просмотре ролика сразу становится ясно, что к журналистской работе это не имеет ровным счетом никакого отношения (подводка, отсутствие других свидетелей и хотя бы телефонной видеозаписи, да и просто абсурдность и нелогичность рассказа), то на улицах и кухнях стартовала новая волна ожесточенных дискуссий по поводу зверствующих украинских силовиков (как уточнила Галина, «потомков СС-овцев»).

Однако пару слов о той самой «матчасти». Почему образ ребенка и почему именно сейчас?

Во время Первой мировой войны британские пропагандисты активно распространяли легенды о зверствах немецких солдат по отношению к бельгийским младенцам. Истории приходилось изобретать на ходу, так как на самом деле фактов проявления жестокости было крайне мало, а поднимать боевой дух жен и матерей военных и разжигать ненависть к врагу было необходимо. Вот и приходилось синтезировать «горючее» на ходу.

Много позже, в 1991 году, информагентство Hill and Knowlton, выполняя заказ американских властей,  изобрело легенду о кувейтских младенцах, якобы умерщвленных иракскими солдатами прямо в роддоме, с целью оправдания войны в Персидском заливе. Эффект и в первом и во втором случае был достигнут. И таких примеров пропагандистских материалов военного времени можно привести немало. Если же говорить о фактах, то столь кровожадные преступления совершаются военными с обеих сторон крайне редко. По большому счету, зверские поступки совершаются представителями особой среды, такой как НКВД и СС, как это было в ходе Второй мировой войны, но не обычными армейцами.

Некоторое время назад передовиком пропаганды определенной точки зрения на украинский конфликт называли ведущего телеканала Россий 1 Дмитрия Киселева. Именно его ролики обсуждали и осуждали медийщики. Сегодня пальму первенства перехватил Первый канал и, думается, неслучайно. Образ женщин и детей, как показывает история, используется для того, чтобы оправдать военное вмешательство. Это, действительно, сильные воздействующий образ, который, как правило, приберегают для особого случая.

Будет ли этим случаем «блицкриг» и официальное введение российских войск на территорию Украины? Новый поток беженцев? Оправдание трат на присоединение Крыма и спасение жителей? Неизвестно. Но сообщения о попадании снарядов на территорию России уже идут.

В любом случае, подобные «репортажи» на главной «кнопке» страны плохо вписываются в концепцию заботы о психологическом состоянии детей. Эти сюжеты, не маркированные «18+», но содержащие явно недетский контент, транслируются в дневное время и явно содержат материалы, оказывающие негативное воздействие на неокрепшую психику детей и подростков.

Кадры с похорон ребенка, яростные выпады в сторону «врага», красочные подробности казни и регулярные кровавые подробности в военных сводках при соответствующей «подводке» ведущих и трагичном музыкальном сопровождении день за днем погружают миллионную аудиторию Первого в состояние ярости, провоцируя депрессию и состояние «выученной беспомощности», которые играют на руку двум профессиональным группам  – психиатрам, которые получают готовых пациентов, и силовикам, которые нуждаются в поддержке населения в момент введения войск на территорию чужого государства. Стоит ли оно того? Видимо, это покажет «Время» в 21-00.

Дарья Яушева