Медиаэксперты дали оценку сюжету «Первого канала»

Медиаэксперты дали оценку сюжету «Первого канала»

Большой резонанс в СМИ вызвал сюжет, вышедший в субботнем выпуске новостей Первого канала. В нем некая Галина Пышняк, беженка из Славянска, рассказывает о зверствах украинской армии в маленьком городке. История про «распятого ребенка» и его истерзанную мать всколыхнула умы, как простых российских телезрителей, так и участников медиасреды.

Нелогичная информация в сюжете, нарочитая пассивность корреспондентки, отсутствие фактологических доказательств и множество расхождений – все это не только возмутило журналистов, но и, практически, окончательно убедило в том, что Первый канал неприкрыто занимается пропагандистской деятельностью. На данный момент никакой информации о расследовании данного дела нет, весомых доказательств, опровергающих или подтверждающих данный факт, также предоставлено не было.

Журналист "Новой газеты" Евгений Фельдман снял видео, в котором он ходит по Центральной площади Славянска и пытается проверить правдивость событий, задавая вопросы местным жителям, никого доказательства произошедшего он не обнаруживает.

ЖурДом решил выяснить, как данный скандал восприняли российские эксперты и с чем мы сегодня имеем дело, говоря о журналистике федеральных каналов.

«Слово "непрофессионализм" – это мягко сказано. Назвать журналистской работой то, что показали по Первому каналу, нельзя, это - бред сумасшедшего, - считает главный редактор «Новой газеты в Санкт-Петербурге» Диана Качалова. - Люди, которые бегут из "горячих точек", вам и не такое расскажут. Но журналисты не могут себе позволять давать в эфир подобные заявления, даже не потрудившись проверить информацию. И если на Первом канале таких элементарных вещей не объясняют своим редакторам и корреспондентам, то это – катастрофа».

Говоря об отсутствии доказательств в сюжете, Диана Качалова была однозначна в своей оценке: «Они (прим.: Первый канал) должны или предоставить доказательства, или принести извинения. Если факт «распятия» не подтвердится, должно быть возбуждено уголовное дело за разжигание межнациональной розни. Кто будет нести ответственность: журналистка в эфире, редактор, Эрнст - дело пятое, необходимо показать: такие вещи наказуемы. Но проверять, искать виновных и извиняться будут только в том случае, если это не был «заказ». С сайта Первого сюжет был удален с такой скоростью, что скорее всего это был «синдром исполнителя» - перестарались".

В оценке сюжета также уверен и медиааналитик Василий Гатов, который совершенно однозначно воспринимает данную новость, как «пропагандистское задание, прямо или косвенно поставленное "институтами войны"». Он считает, что сегодня «почти по всему спектру СМИ, так или иначе контролируемых государством, произошло "изгнание факта" и замена его на пропагандистские "котлеты из фактов"». Первый канал Гатов называет «мощнейшим информационным оружием», через который осуществляется вброс подобной информации - «удар по мозгам» и «прямой путь к пропагандистской передозировке». Чудовищность рассказа в сюжете он объясняет тем, что «менеджеры анти-украинской кампании» посчитали ненависть массового зрителя к украинской власти меньше запланированной, что и «вдохновило» к созданию шокирующих сценариев.

Не так образно и менее эмоционально о скандале высказался политолог Станислав Белковский. На вопрос, «согласен ли он с мнением, что данный сюжет – результат не журналистской, а пропагандистской работы?», политолог ответил утвердительно. Станислав также поделился с нами: «Я много бывал на Украине. В том числе в последние месяцы в Донецке до того момента, как эскалация конфликта перешла в критическую стадию. И могу сказать: то, что я вижу по федеральным телеканалам, очень редко соответствует действительности. Они формируют представление, что на Украине идет тотальная война, расстрелы пленных и тому подобное. Этого ничего нет. <…> Все эти безумные фантасмагорические конструкции (Прим.: речь о неправдоподобных сюжетах о кровавых событиях на Украине) продолжают тиражироваться федеральными телеканалами <…> Цель - показать, что власть в Киеве принадлежит абсолютным вурдалкам или уродам. И эта цель достигается». В связи с этим, по его мнению, доказательная база оказывается никому не нужной в принципе. "Ведь все что нужно от зрителя – поверить увиденному и услышанному, успешно достигается уже сейчас", - утверждает Белковский. Таким образом, «начальство ТВ, отрабатывая заказ, окончательно разрушает какие бы то ни было возможности для мира между русскими и украинскими народами», считает политолог.

Но далеко не все таким образом воспринимают происходящее. В отличие от Василия Гатова и Станислава Белковского, политолог Сергей Михеев сразу дал нам понять, что не считает сюжет пропагандистским: «Они (Прим.: Первый канал) предоставили не подставное лицо: она (Прим.: Галина Пышняк, «свидетель») утверждает, что она это видела. Первый канал же не утверждают, что так и было на самом деле. Вот смотрите ее рассказ. В чем здесь пропаганда?». Не разбираясь, судя по всему, в тонкостях журналистской работы с фактами, Михеев считает, что «доказательная база предоставляется в суде. А не по каналу».

И если практически все эксперты уверены в лживости истории жестокой расправы над ребенком и его матерью, то депутат Государственной Думы Олег Нилов предпочитает не гадать, а искать доказательства. К этому он и призывает журналистов:

- Есть мнение, что это сюжет не журналистский, а пропагандистский. Что Вы думаете по этому поводу?

- Не хочу об этом думать. Я не специалист в этих вещах. Если бы это было, то взрывной волной уже уничтожило бы всех и вся. Поэтому вы расследуйте, а был ли мальчик. Я в это (Прим.: имеется в виду правдивость сюжета) верить не могу, потому что если человек в это верит, и сидит и молчит, то это тоже преступно».

Олег Нилов несколько раз подчеркнул, что новость его ввергла в ужас и замешательство.

Оксана Солодовникова