Председатель Союза Журналистов в Петербурге, Людмила Фомичёва: «Благодаря позиции журналистов мы можем добиваться результатов»

Председатель Союза Журналистов в Петербурге, Людмила Фомичёва: «Благодаря  позиции журналистов мы можем добиваться результатов»

Российская журналистика стала переживать не лучшие свои времена. Блокировки сайтов, запрет на рекламу, упадок печатной прессы, да и само состояние профессии вызывают, мягко говоря, тревогу. О том могут ли  сегодня журналисты отстаивать свои права, в чем разница московских и питерских коллег, и зачем вступать в Союз Журналистов мы поговорили с президентом Интерфакс - Северо-Запад и председателем Союза Журналистов в Санкт-Петербурге - Людмилой Дмитриевной Фомичёвой.

- У Вас богатый профессиональный опыт. Хочется задать массу вопросов. Список пришлось сократить. Начнем с Союза. Недавно прошел журналистский капустник «Чижик-Пыжик». Раньше на базе Союза Журналистов организовывался «День попугая». Что стало с этим мероприятием?

- Когда Андрей Константинов (Прим.: Генеральный директор и главред «АЖУР») перестал быть председателем Союза Журналистов,  произошло переименование «Дня попугая » в «Чижика-пыжика», которое стал организовывать «АЖУР».  Проводят и, слава Богу. Это хорошее мероприятие. Другое дело, что они проводят без Союза Журналистов, но это вопросы не к нам. А сами мы такое мероприятие не поднимаем, потому что у нас мало сил и стоит масса других задач.

- А есть желание все же «подсобрать» медиасообщество Петербурга?

- Это главная задача Союза – собрать общество вместе. Стараемся это делать в рамках «Золотого пера», организации курсов и семинаров в «Профи-центре», организации традиционной Новогодней елки для детей журналистов в Молодежном театре и т.д. У нас есть два крупных медиахолдинга - «АЖУР» и «Балтийская Медиа-группа». И с теми и с другими мы  в нормальных отношениях. Приглашаем на свои семинары: их журналисты проводят у нас мастер классы, читают лекции. Мы открыты для сотрудничества.

- Что в целом происходит в Союзе Журналистов? Какая там проходит жизнь?

- Сейчас в Союзе порядка 2500 членов, из них пятая часть из Ленобласти. В связи с тем, что Дом журналистов пока не в нашем распоряжении, жизнь Союза сокращена. Семинары проводим в помещении Интерфакса. Елку - в Молодежном театре.  Мало где можно найти помещение для проведения «Золотого пера»  –  туда приглашается 450 журналистов и всех надо с комфортом разместить. Работы проводятся и с возрастными членами Союза. К примеру, в этом году большая радость - мы добились нашему 90-летнему члену Союза, участнику и ветерану войны, получения квартиры в социальном доме. Также проводим мероприятия на 9 мая.

Много занимаемся рутинной работой. Все время пишем письма на имя губернатора. Работаем в направлении поддержки районной городской прессы. Она претерпевает большие трудности. Особенно та, что существует без гос.финансирования. Чиновники на них давят,  ставят им различные препоны. В связи с этим мы обратились к губернатору с просьбой провести нормальную организацию конкурса грантов. У меня уже подготовлено письмо по поводу формирования другой комиссии, распределяющей эти гранты. Раньше там состояло человек 15-16, с Резником и Шишкиной в том числе, которые знают всю «кухню».  А сейчас там сидят три человека, которые вообще «не рубят», и чиновники. Я уже сказала губернатору про эту проблему. Думаю, мы им отправим список подходящих людей.

Еще в этом году грядет 100-летие Матвея Фролова -  одного из основателей Ленинградского Союза Журналистов. Есть планы установить мемориальную доску на доме, где он жил и создать репортерскую премию его имени. Сейчас готовим организацию, ищем деньги. Также предстоит 20 юбилейное проведение «Золотого пера». Хочется сделать интересное запоминающееся мероприятия с привлечением мультимедийных эффектов.  Мы пригласили очень молодого и интересного режиссера Василия Бархатова, он будет делать эту церемонию. Сейчас надо искать деньги на это. Очень переживаю по этому поводу.

- Присоединяются ли молодые петербургские журналисты?

- Практически каждый месяц происходит прием новых журналистов. Я всегда удивляюсь и задаю свой банальный и традиционный вопрос: «Зачем вы вступаете в Союз?» Раньше хотя бы были путевки, дополнительные 10 квадратных метров можно было получить при распределении жилья, какие-то льготы и бонусы. Сейчас этого нет. А они говорят:  «Мы хотим быть приобщены к Союзу». Кто-то из региональной и городской прессы признается в чувстве незащищенности. Становясь членом Союза,  им есть куда обратиться.

- На базе союза журналистов  есть Профи-центр. Что он из себя представляет? И для чего был создан?

- Профи-центр организовался 3 года назад по инициативе Марины Анатольевны Шишкиной. Обучение и семинары мы проводим бесплатно. Привлекаем преподавателей из Университета, Академии госслужбы и т.д. Зовем больше «практиков». Семинары интересные мы повторяем. Например, перед выборами в ГосДуму проводили курс «Политический консалтинг». И он прошел три раза, так как оказался востребованным. Как ни странно семинары по газетному дизайну оказались популярны у областных журналистов. Регулярно выступают юристы на семинарах, консультируют в вопросах соблюдения Закона о СМИ.

- Что нужно, чтобы туда попасть?

- Мы делаем рассылку и широко оповещаем журналистов. Получившему нужно просто прислать заявку. Придти может тот, кто работает, либо сотрудничать с каким-то изданием. Так что Профи-центр живет. Это хорошее дело.  Сами журналисты подсказывают актуальные и нужные темы. Сейчас, к слову, популярна экологическая журналистика.

- В мае была создана Ассоциация журналистских союзов. Для чего?

- Раньше мы все были Союзом журналистов СССР. Когда рухнул СССР, создались Союзы в Москве, Петербурге и Татарстане. После создался Союз журналистов России, который возглавил Всеволод Богданов. Когда три года назад я стала председателем нашего Союза, мне начал названивать Богданов с предложением стать отделением СЖ России. Я тогда у Константинова спрашиваю: «Андрей, что ты по этому поводу думаешь?». Он ответил, что Богданов и его звал, но нам это незачем - мы самостоятельны. В итоге собрался пленум, на котором Богданов должен был объяснить суть объединения. С ним тогда наши очень жестко поговорили. Оказалось, дело в том, что он превращается в региональный союз, по всей России у него меньше членов союза, чем в Москве. А чтобы иметь вес при общении с властью, получением от них различной поддержки ему, очевидно, нужно, чтобы за ним «стояли» Москва, Питер и регионы. Получается, ведется политика на раскол из-за амбиций. Вместо того чтобы в такое сложное время объединить журналистов. После этого Павел Гусев (Прим.: председатель московского Союза журналистов) предложил объединиться Москве, Петербургу и Краснодару в Ассоциацию для консолидации наших сил. Подписали договор о намерении создания Ассоциации СМИ, которая будет защищать интересы журналистов по закону о СМИ в том числе.

- На счет законов. Фактически без суда и следствия блокируются по усмотрению государства мгновенно любые СМИ. Это вообще как? Конституцию никто еще не отменял…

- В мае прошло заседание Общественной Палаты, на котором обсуждались именно эти вопросы. Были приглашены руководители СМИ. Пригласили депутатов, участвовавших в законотворчестве, но они не приехали. Роскомнадзор тоже не приехал. Были из МВД какие-то представители. В конце я спрашиваю у Гусева: «Мы здесь разговариваем, а люди принимающие законы нас игнорируют. В чем суть?» Он говорит: «Понимаешь, они должны знать нашу позицию». В принципе, только поднятием общественного мнения и реакцией на это СМИ можно приостановить какие-то процессы,  фактически убивающие журналистику. Нельзя сказать, что у нас не такое сильно гражданское общество, как на Западе. Вспомним борьбу за Охта центр. Ведь это такие мощные монстры, как Газпром и государство.  Никто до конца не верил, что что-то получится. Тем не менее, из Охты перенесли в Лахту этот центр. Власти все же прислушиваются к общественному мнению. Они могли бы больше сделать и разрушить. Та же ситуация с Домом Журналистов. Проектировщики хотели взгромоздить там атриум. Но он, во-первых, нарушил бы облик здания, во-вторых, попросту бы разрушил его. И мы смогли отстоять свой Дом.  Я думаю, что благодаря общественному мнению, позиции журналистских коллективов, мы можем добиваться определенных результатов.

- Московская и петербургская журналистика различна. Какие основные различия?

- Конечно разная. Когда я работала в Москве два года, сталкивалась очень много с журналистами. Московские говорили: вы другие. У нас (Прим.:  в Петербурге) принята взаимопомощь. К примеру, у наших телевизионщиков - если кто-то не успел на мероприятие, вполне могут поделиться отснятой картинкой или материалом. В Москве такого нет. И мне всегда этим нравилась петербургская журналистика – более нравственная, более человечная. Зато московская журналистика боле свободная в каком-то смысле. Там огромный рынок труда, больше возможностей. И если какое-то издание закроют, журналисту не трудно будет найти новое место работы.

Однажды, мы встали одним блоком по поводу Росбалта. Смогли его отстоять. И Союз журналистов, и Лига журналистов, и Ассоциация, все поднялись. Хотелось бы, чтобы и в других вопросах выступали единым фронтом. Понимаю, все заняты своими внутренними делами. Но этот случай показал, что без объединения усилий, трудно добиться результатов.

- Конкурс «Золотое перо» своего рода зеркало журналистики. Есть какие-то интересные тенденции? 

- Ежегодно больше всего в номинациях подают печатные работы. Традиционная печатная пресса никуда не исчезает. Растет общее число присылаемых работ. Хорошие позитивные тенденции в отношении областной прессы. Хотя в Питере более высокий уровень.  У нас была номинация «лучшая социальная работа в СМИ», и был поставлен рекорд по количеству заявок в эту номинацию. «Социалка» - тема номер один для местной журналистики. Есть еще и такое наблюдение: в номинации «Пресс-фото года» явно что-то  не складывается. Сегодня вроде как все фотографы, но уровень работ уже не тот.

- Подготовка журналистов на журфаке. Как оцениваете квалификацию выпускников?

- Несколько лет назад проводили круглый стол с Константиновым о качестве выпускаемых журналистов. Обидно слышать, что сегодня журналисты это малообразованные люди, не знающие географию, русский язык, не всегда воспитанные, не глубоко разбирающиеся. Понятно, что глубину можно достичь в процессе практики. Раньше практиканта прикрепляли к журналисту, который с ним занимался. Каждый написанный материал надо подробно разбирать, но сейчас на это у многих нет времени.  Тогда же и подготовка к материалу была серьезная. Перед тем, как куда-то пойти прочитывалось все по заданной теме. Сейчас очень часто журналисты идут и показывают свою несостоятельность. Но мы в Интерфаксе все же стараемся учить и все подробно рассказывать.

- Газеты и журналы все еще печатаются. Но уже всем понятно, что происходит с печатной прессой. Какие Ваши прогнозы?

- Газеты останутся. Специализированные и таблоиды. Это же очень не рентабельно. Так что сказать, что будущего у печатных изданий нет - нельзя. Выживут сильнейшие.

- Тенденция платных подписок в интернет СМИ может как-то спасти ситуацию?

- Это может быть.

- Как в целом оцените качество петербургской журналистики?

- В целом петербургская журналистика славится своим профессионализмом. Здесь много очень хороших журналистов и телевизионных, и радийных.

- Какие основные проблемы? 

- Хочется больше молодых специалистов. Очень мало репортеров. Нужны люди, которые умеют выискивать и находить темы, и хорошо разрабатывать их,  а не просто озвучивать. Сейчас журналистика прагматичная. Сегодня мастерство журналиста заключается в том, чтобы в минутном репортаже выдать  максимум информации и прикрепить картинку, дополняющую смыслы.  Очень жаль, что исчезли жанры зарисовка, фельетон, очерк. Они украшали журналистику. В них отражалось мастерство.

Оксана Солодовникова