Антон Носик: «Нужно вписать своё имя золотыми буквами в сознание людей»

Антон Носик: «Нужно вписать своё имя золотыми буквами в сознание людей»

ЖурДом однажды публиковал новость о новых проектах Антона Носика. Tjournal провел интервью с медиаменеджером, в котором он подробно рассказал об этих новых проектах, ведении бизнеса, людях и работе с ними. Мы вынесли 10 самых  интересных, на наш взгляд, цитат этого интервью.

О Мамуте

Спасибо Саше Мамуту (Александр Мамут, председатель совета директоров Rambler&Co — TJournal). Первые две недели после 12 марта мы были на него очень обижены, а сейчас понимаем, что он дал шанс людям не быть наёмными работниками до конца жизни.

О деньгах

Я одалживаю деньги у банка и на эти деньги живу. В том числе одалживаю деньги, чтобы платить зарплаты. Банки рады дать мне взаймы.

Об инвесторах

Они (Прим.: потенциальные инвесторы) не нашли сил перешагнуть через привычку постсоветских бизнесменов: делить мир на «батраков» (тех, что получают зарплату) и «хозяев» (тех, что её платят). Моя идея, что существенный пакет акций компании должен принадлежать её трудовому коллективу, им не понравилась. Вложив в этот бизнес порядка 20 тысяч долларов живых денег и ещё примерно столько же клиентскими бюджетами, потенциальные инвесторы рассчитывали получить себе не меньше 80 процентов доли, а мне и команде оставить 20 процентов. Я б не обиделся, если б они мне сказали об этом прямо, но увы: они решили схитрить. Выйти из переговоров и подождать, пока у меня кончатся деньги, и моя позиция по долям смягчится. Но я не понял их намёка. Вместо этого я пошёл в банк и занял.

О Ленте.ру

А с какого *** бы её закрывали? Всю жизнь Владимир Путин считал, что для него интернет — это слишком мелко. <…> «Лента» — это моя большая удача, именно в смысле построения коллектива свободно мыслящих творческих людей, которые болеют за своё дело, а не отбывают повинность. Естественно, мне важно, чтобы эта традиция продолжалась

О Навальном

Все тогда думали, что Навальный — это гринмейл, что за ним стоит какой-то миноритарий, который хочет с его помощью прищемить госкомпанию. Но потом увидели, что его реальная цель была выше. В 2007 году и у меня было такое предположение о Навальном, но потом я увидел, что он накапливает истории про коррупцию — например, про те 13 миллиардов рублей «Транснефти», пошедших на сверхсекретную благотворительность — акционерам такие скандалы низачем, конкурентам — тоже. У «Транснефти» ведь нет конкурентов. Фактически оказалось, что Навальный выступает против коррупции, а не против конкретной компании.

Интересно, что дальше будет с Навальным.

Посадят.

О деятельности «Мохнатого сыра»

Нужно вписать своё имя золотыми буквами в сознание людей. В ситуации, когда житель мегаполиса видит 400 биллбордов в день, привлекать внимание с помощью биллборда — это прошлый век. Надо быть в своей сфере брендом, с которым у человека есть свои отношения. Идея content marketing по-взрослому — это не поисковый спам, который называют этим термином сегодня, мы не про это. Мы про то, что каждый, кто хочет быть на слуху, должен быть учредителем СМИ имени себя.

О фото-СМИ «Изолента»

Это офигенная история. В 1999 году мы с Тёмой Лебедевым рисовали дизайн «Ленты.ру» и столбили домен. И тогда же мы до кучи планировали, что будет поток визуальных графических новостей — и для него застолбили домены izolenta.ru и isolenta.ru. ИЗО — так в Советском Союзе назывался урок изобразительного искусства в школе. Это было придумано 15 лет назад, я забыл начисто.

Мы — цивилизованный проект, СМИ по-взрослому, не как они — ********* [наворовали] отовсюду картинок, не подписали автора и горды этим. Но поскольку у них такая технология производства, то они не могут взять себе нормальную рекламу, и не могут платить нормальному бильд-редактору, а берут девочку, которая за тысячу долларов будет воровать тысячу картинок. Этот подход сам себя ограничивает. Они не вышли из нормального СМИ, они не знают, как это делается цивилизованно. Знают только, что есть спрос на картинки, и что ворованные картинки дешевле.

Естественно, мы никогда ничего не воровали. Рустем [Адагамов] никогда ничего не воровал: он платит за Reuters, за РИА Новости, деньги личные, свои.

О российском ЖЖ

Да, блоги стали приносить много денег, но в Америке человек побежит туда, где деньги, нарисует бизнес-план и инкорпорируется, а в России не так. У нас если человек получает больше денег от дачи, это не значит, что он занимается только ей. Только эта страновая особенность привела к тому, что у нас ЖЖ не сдох: запрещали нам рекламу — и *** с ним, писали забесплатно. Потом разрешили рекламу, и слава Богу, получилась прибавка к жалованию.

О новом телеканале

Это, конечно, не телеканал в понимании «Дождя», не кабельный канал, не история про то, что людям нечего делать, они садятся с пивасиком перед экраном, и день их успешно заканчивается. Такого я делать не хочу. Я хочу производить только вирусный контент — такие вещи, которые человек ещё не досмотрел, а его уже тянет поделиться с другими.

О благотворительности

 Благотворительность не обязана сопровождаться публичными демонстрациями. Благотворительность — это не про показуху, это про результат. Хочешь помочь — помоги, но если для тебя помощь без показухи не помощь, значит, у тебя что-то не в порядке с твоим эго.

О своих сотрудниках

 Мы не ставим «любых» людей, и поэтому мы так известны.