Юрий Сапрыкин: «Шиш вам с маслом, путинисты-мракобесы. Я — русский патриот»

Юрий Сапрыкин: «Шиш вам с маслом, путинисты-мракобесы. Я — русский патриот»

Юрий Сапрыкин, в прошлом шеф-редактор ИД «Афиша», дал интервью изданию Slon.ru. Речь шла о «маятнике времени», о «звеньях одной цепи»  и других более конкретных вещах. ЖурДом приводит цитаты Сапрыкина, отражающие, на наш взгляд, наиболее точно его позицию по обсуждаемым вопросам.

О кремлевских заговорах в медиа

Довольно много говорили о «кремлевских заговорах», давлении на СМИ, «неоднозначных» увольнениях главных редакторов последнее время. Однако Сапрыкин был настойчив в своей позиции и считал, что каждый конкретный уход не есть доказательство заговора и вообще, он отвечает только за себя.

«Я не верю в теорию всемирного или даже кремлевского заговора, в соответствии с которым надо взять и повыгонять отовсюду всех главных редакторов и работоспособных журналистов», в самом начале обозначил он.

«Дело не в том, что к тебе чуть что приходит собственник и начинает откусывать голову. Ей-богу, нет. Дело в том, что ты чувствуешь, что в голове у читателя, видишь это и по комментариям, и по разговорам, и по какому-то шуму, который носится в воздухе.<…> мысли эти все более одномерные и сводятся к «а ты, сука, любишь родину или ты враг?» Меня это ощущение накрыло где-то после Олимпиады, на фоне Майдана и Крыма», - рассказывает медиаменеджер о своей проблеме написания текстов весной-летом 2014 на волне патриотизма, захлестнувшего страну после Олимпиады в Сочи. Кстати, Антон Носик, прочитав интервью с Сапрыкиным, также признался в снижении писательской способности в тот период времени.

«Когда ты видишь, как пришла лиса и за 15 минут выгнала зайку из избушки, – по-человечески это тяжело (Прим: об увольнении Галины Тимченко) <…>  стратегия безусловно есть, но она не сводится к тому, уволить того или назначить этого. В критической ситуации нужно, чтобы все было более или менее под контролем, а как он обеспечивается, это уже не дело высших сфер», - признает, что увольнение Тимченко стало знаковым, прежде всего для ее коллег, но избегает осуждения «виновников» увольнения. Мотивируя тем, что не всегда решение подобных вопросов – факт существования некой тайной системы.

«Почему [главный редактор «Известий»] Раф Шакиров ушел после Беслана [в 2004 году]? Потому что была фотография мертвого ребенка во всю полосу, и это было обидно, нервно и страшно для людей наверху. А никакой «гребаной цепи» тогда еще и в помине не было», - аргументирует Сапрыкин.

О своем уходе из медиа

«14 лет на одном месте не шутка, глаз замыливается, руки устают, а еще так получилось, что в последние годы я уж совсем превратился в каменное изваяние Будды, к которому приходят за советом: «Рассуди нас, дедушка» <…> Пенсионного настроения у меня пока все-таки нет, хочется еще покуролесить», - рассказывает о своей усталости. Однако подчеркивает, что силы и кураж работать есть, но только вне сферы.

«Люди ведь не прикованы цепью к медийному конвейеру. Если сейчас вдруг по тем или иным причинам перестало быть возможно этим заниматься, или это перестало приносить радость, нужно заняться чем-то другим».

И этим «другим» стала деятельность в консалтинговом агентстве Ильи Ценципера, но там, по его словам, он находится формально, а по слухам он – «главный вождь и учитель на ВДНХ».

С уходом из медиа, Сапрыкин не ощутил упадка внимания к себе:

 «где меня читали больше, на «Афише» или на моей странице в Facebook, я не знаю. Я совершенно не чувствую, что у меня отобрали громкоговоритель, что я ору, а никто не слышит. Во-первых, не ору. Во-вторых, слышат».

О жизни в России

«Как верно заметил публицист Дмитрий Ольшанский, шиш вам с маслом, путинисты-мракобесы, я русский патриот и русский либерал, никуда отсюда не уеду и вас всех переживу. Нарожаю детей (более того, уже нарожал), и они все сделают так, как нам хочется. <…> Это наша страна, и никакая Мизулина не запретит нам жить так, как велит нравственный закон внутри нас».