Галина Тимченко о проекте Meduza: «Есть темы, на которые, кроме нас, никто писать не будет»

Галина Тимченко о проекте Meduza: «Есть темы, на которые, кроме нас, никто писать не будет»

Галина Тимченко, в прошлом - главный редактор Ленты.ру, в настоящем - создатель и главный редактор общественно-политического ресурса «Медуза», в интервью для Colta.ru рассказал о своем новом проекте, который запустится уже в середине октября в Латвии. ЖурДом выделил из беседы ключевые описания проекта.

 О том, почему не в России

«Нам как раз хотелось бы, чтобы все это было здесь (Прим.: в России), но пока погода на информационном рынке этому не способствует, а на интернет-рынке — тем более».

О «Медузе»

«Мы впервые хотим сделать ресурс, который будет развиваться и меняться если не ежечасно, то ежедневно — и на уровне контента, и на уровне технологий».

Отбор информации

«…агрегировать будем ручками и головой, поэтому нам совершенно все равно, какой статус у этого источника. <…> На самом деле источников достаточно, просто их мало кто знает, у этих источников вообще нет трибуны. Есть огромное количество некоммерческих организаций, есть огромное количество внятных, хороших блогеров, есть хорошие фрилансеры, хорошие standalone-проект. <…> Система и выстроена максимально гибко — чем больше у нас будет источников, тем меньше мы будем сами писать; чем меньше у нас будет источников, тем больше будем писать»

О запретных темах

«…есть темы, на которые точно, кроме нас, никто писать не будет. Речь идет о любых запретных темах и о любых списках запрещенных ньюсмейкеров. В российских СМИ есть внешняя цензура — по звонку, а есть внутренняя — не писать о чем-то, чтобы друзья не обиделись. У нас не будет ни того, ни другого».

О настрое

«В нашем случае мы все время сами себе повторяем две фразы — «информационный прожиточный минимум» и «лучшие тексты на русском языке». Поэтому все самое важное и лучшее, что появится в российском информационном поле за день, обязательно будет у нас».

О платной подписке

«…я считаю, что в нынешней ситуации общественно-политическую информацию продавать за деньги нельзя. Это правильная история и с бизнесовой, и с имиджевой точки зрения. Общественно-политическая информация и так предельно ограничена, зачем же вокруг возводить еще один забор в виде пейвола?»

Об уникальных преимуществах

«Любая правильно сконструированная динамическая картина дня сейчас станет очень востребованной. Сейчас такого продукта, к сожалению, на рынке нет. Если мы выдержим спокойную, взвешенную, неистеричную интонацию, то в чрезвычайно наэлектризованной медийной среде спокойный, внятный голос будет очень востребованным. Вот ровно за счет этого. Ну и потом, все-таки мы же не с мороза, у нас довольно понятная экспертиза и в новостях, и в больших текстах».

О конкурентах

«Я вообще никому не конкурент. «Медуза» — та площадка, на которой люди вообще смогут увидеть, что существует такой «Спектр».  (Прим.: корреспондент Colta.ru провел аналогию «Медузы» с ресурсом «Спектр»)

О формировании новой аудитории

«Я уже старая тетенька, было бы глупо, если бы у меня выросла бумажная корона на голове и я ходила и говорила, что не пошевелюсь меньше чем за миллионную аудиторию. Пошевелюсь и за сто, и за десять человек.Тяжело работать не на меньшую аудиторию. Тяжело работать, понимая, что ты не можешь позволить себе спонтанные безумства, которые мы позволяли себе в «Ленте». Мы будем много экспериментировать в «Медузе», но главная задача этих экспериментов — придумать, как делать новости в 2014 году».

О миссии

«У меня нет задачи объединять расколотое общество. У меня есть задача информировать всех. Журналист доставляет информацию всем вне зависимости от убеждений. Это дело человека — принимать эту информацию или нет».

Об инвесторах

«Это ужасно травмирующий опыт, потому что, конечно же, для меня переговоры с инвесторами — это переговоры на китайском языке. Это совершенно новый для меня тип переговоров, совершенно другой. Вот как раз тут против меня играет привычка к многомиллионной аудитории. Ведь «Ленту» не нужно было представлять, ее и так все знали, а здесь приходится всякий раз снова доказывать, что ты не верблюд».