«Россия 24″ проиграл освещение теракта Twitter’y?»: мнение Николая Васильева.

Корреспондент телеканала "Россия 24" Николай Васильев оказался одним из первых журналистов, прибывших на место теракта в аэропорту Домодедово 24 января. Он дежурил и отслеживал всю последнюю информацию на месте происшествия на протяжении нескольких часов. Однако, как он выяснил позднее, в адрес телеканала посыпались упреки, дескать, твиттер опередил "Россию 24" в освещении трагического события.

Своим мнением об информационных коллизиях телеканалов и социальных сетей, а также о дежурстве в Домодедово Николай Васильев поделился с Журдомом и читателями своего ЖЖ.

"О twitter как источнике информации

Сколько же упрёков телеканалам вообще и России-24 в частности... Проиграли освещение теракта в "Домодедово" твиттеру! Море иронии и не меньше откровенной желчи... Супер!

В понедельник выехал из офиса в аэропорт в 16:55. Последнее, что я увидел, выходя из ньюсрума, это троих редакторов, которые звонили в ФСБ, МЧС и пресс-службу самого аэропорта. Напомню, смертник взорвал себя в 16:32. Это к вопросу о том, что даже наш телеканал поздно отреагировал. Между прочим, когда мне позвонила продюсер, и сказала, что нужно мухой лететь в Домодедово, и что туда УЖЕ едет спутниковая тарелка, на лентах информационных агентств ещё была тишина. Не говоря о радио или одном начинающем телеканале, который многие коллеги из сетевых СМИ по итогам освещения теракта записали в лидеры по освещению этой трагедии в номинации "телевидение".

Безусловным лидером в освещении теракта теперь принято считать twitter. И правда, первое сообщение - в ту же минуту, что и взрыв. И сколько подробностей, сколько красок! И, как обычно, много того, чего на самом деле не было. Ну, такова уж особенность twitter, что это не средство массовой информации в полном смысле этого понятия, и авторы постов никакой юридической ответственности за свои записи не несут. В голову приходит тотальная истерия, развернувшаяся в декабре относительно "возникающих" в разных районах Москвы "массовых драках". Милиция и просто здравомыслящие очевидцы едва успевали этот бред опровергать. Аналогичных примеров с "падениями самолётов" и "взрывами" предостаточно, просто сейчас уже не вспомню даты, но это точно в течение предыдущих нескольких месяцев, даже не года. Так что же, Россия-24 должна была немедленно выходить в эфир со ссылкой на сообщение в twitter совершенно незнакомого (читай "непроверенного", а значит, "не заслуживающего доверия") источника?! Естественно, как эти сообщения, так и посты о взрыве в зоне прилёта 24 января редакция немедленно стала проверять. И, как только сообщения очевидцев получили подтверждение, информация сразу же появилась в эфире.

Заметим, большинство коллег и блогеров, осуждающих ТВ вообще и Россию-24 в частности, сравнивают почему-то только скорость самой первой подачи информации. Дальнейшей оперативности обработки поступающей информации, критериям полноты и откровенности освещения на ТВ этого пренеприятнейшего происшествия отдаётся почему-то поверхностная, чисто формальная роль. Ну да ладно, экспертные оценки, написанные в тёплых квартирах и офисах через сутки после теракта, они же куда важнее, чем 7 часов прямом эфире (20-минутные перерывы на поиски новой информации и ньюсмейкеров считаются за отдых?) на 13-градусном морозе по колено в луже, расплавленной реагентами.

Так что с фразой, что twitter стал "почти как телевидение", осмеянной некоторыми коллегами, соглашусь на 100 процентов. Twitter - это не информация, а всего лишь иллюстрация: это касается и эмоций, и картинок. Эту иллюстрацию можно использовать разве что в дополнение к информации, но никак не вместо информации.

Потому-то в день теракта в своём twitter ничего и не стал писать. Всё было в эфире России-24."