«Всеволод Богданов давно, как монарх — его не видно», — Павел Гусев

«Всеволод Богданов давно, как монарх — его не видно», — Павел Гусев

У главного подразделения Союза журналистов России (СЖР) возникли некоторые проблемы имущественного плана. Как передает газета Известия, от имени СЖР было направлено письмо в администрацию президента с просьбой предотвратить их выселение с занимаемых площадей. А площадей, как оказалось, у союза немало. Только в Москве СЖР занимает два помещения на Никитинском и Зубовском бульваре. Конфликт произошел с Росимуществом, которое в ходе проверок выявило нецелевое их использование. Более того, как пишет издание, СЖР принадлежит 16 га земли в подмосковной деревне Елино, которую организации удалось оформить в собственность. В 2007 году по заверению председателя Союза журналистов Всеволода Богданова там планировалось строительство крупного комплекса – «Журналистская деревня». Однако земли были проданы, и вместо деревни журналистам России обещали построить «приют». О Союзе журналистов России, ее вклада в российскую журналистику ЖурДом пообщался  с Павлом Гусевым, Председателем Союза журналистов Москвы.

Что Вы думаете о Союзе журналистов России? Нужен ли он сегодня профессиональному сообществу?

СЖР очень нужен профессиональному сообществу, особенно в регионах. Во многих регионах он занимает прочные позиции, но это не благодаря тому, что существует центральный офис в Москве, а из-за того, что существуют крепкие региональные организации, которые пользуются авторитетом у местных журналистов и которые работают в тесной упряжке с другими общественными структурами в регионах. Это важный момент. Я на предыдущем съезде СЖР выступил с резкой критикой СЖР. Говорил о том, что Союз оторвался от журналистских масс, что у руководства находятся люди вне журналистики, вне того процесса, который сейчас существует.  А СЖР знает о проблемах журналистики понаслышке. Предложил, чтобы была смена руководства, чтобы к руководству пришли руководители СМИ, реально работающие.

Вы предложили какие-то реальные кандидатуры?

Да,  я предложил 4-5 кандидатур.  Таких,  как главный редактор «Российской газеты» Владислав Фронин или Игнатенко. Я сразу подчеркнул, что не претендую и более того категорически отказываюсь возглавлять Союз журналистов России, чтобы не подумали, что я рвусь к власти.

Как было встречено аудиторией Вашей предложение?

Кто-то аплодировал, кто-то свистел, кто-то топал ногами. По-всякому.

Как сам Всеволод Богданов реагирует на возможную смену руководства? Дело в том, что с ним очень трудно связаться…

Всеволод Богданов давно, как монарх - его не видно. Вот такой вот он – Царь, Бог, не весть где. А мы - простые смертные - работаем на грешной земле (иронизирует). Я считаю, что он допускает большую ошибку, не обновляя Союз и, самое главное, не понимает, что, объединившись с другими структурами в защиту журналистов,  сделает добро, а он думает только о своем «Я».

И все-таки, что на сегодня СЖР делает для журналистики?

Я считаю, что СЖР давно оторвался… да, он проводит фестивали, проводит поездки на кораблях, проводит фестиваль на Черном море, куда приезжают журналисты с женами и детьми. Это все замечательно, но сегодня столько проблем есть в журналистике, которые не решаются, а должны были бы решаться при активном участии СЖР. К сожалению, они остаются в стороне. Иногда только выдвигаются ими лозунги, которые не доводятся до конца.

Вы говорили про то, что  союзы в регионах очень сильны. Вы не знаете, как они взаимодействуют с центральным подразделением?

Понятия не имею. Я с ними не общаюсь. Мы не входим в Союз журналистов России, также как и Союз журналистов Санкт-Петербурга и Казани. Недавно Краснодар заявил, что хочет отделиться в самостоятельную структуру. Сейчас работаем над созданием Ассоциации журналистских союзов. Мы, кстати, предложили и считаем, что СЖР мог бы войти в него. Потому как на сегодняшний день много журналистских общественных объединений, которые можно было бы объединить в единую структуру. Ведь существуют еще и Медиасоюз, и ГИПП и т.д. И пробовать в объединенном состоянии решать вопросы, прежде всего, защиты журналистов. Подумать над концепцией того, какая будет журналистика и СМИ в ближайшее время в связи с приходом новых форм и тенденций. Поставить вопросы: что такое блогеры – журналисты или нет? Что такое интернет-СМИ? А сейчас идут  бесплодные дискуссии.

Вы не хотели бы выступить с инициативой создать такую ассоциацию?

Я выступил с инициативой создать ассоциацию. СЖ Москвы все эти вопросы и так обсуждает. Мы постоянно выходим и в правительство, и в Госдуму, мы работаем и с московской мэрией, занимаемся вопросами защиты журналистов, совершенствования, учебы и работы с молодыми журналистами. Сейчас  студенческую печать подняли. У нас каждый квартал до 20-30 новых человек вступает в Союз журналистов Москвы.

Какую реакцию от властей вы получаете на запросы и пожелания СЖ Москвы?  

Разную. И позитивные и отрицательные. Мы доказываем свою позицию, но надо быть настойчивым и оценивать свои возможности. Нельзя сразу сказать: каждой газете свою типографию. Это ведь глупо. Есть вещи, которые можно сделать, а есть вещи, которые реально сделать.

Что нужно, чтобы создать такую глобальную ассоциацию, кроме того, чтобы предложить ее?

Желание! Чтобы создать одну такую ассоциацию необходимо желание самого сообщества. Чем больше туда войдет структур, и чем активнее мы будем поднимать свой голос в защиту журналистов и нашего ремесла… Вы только посмотрите - за последние два года сколько было внесено поправок в Закон о СМИ, ухудшающих ситуацию в медиасреде. Только поправки о разных рекламных позициях  на 30-40% снизили рекламу в СМИ. С этим же надо бороться.

Если  такая ассоциация организуется, не «отомрет» ли СЖР сам по себе?

Нет, не надо ему отмирать. Его наоборт надо укреплять инициативными, талантливыми и, главное, профессиональными людьми. Теми, кто сегодня реально работает в журналистике. Кто не лозунги поднимает «Даешь свободу слова!», а реально понимает, что это очень кропотливая сложная работа. Меньше лозунгов, а больше въедливости и работы с бумагами и за компьютером для того, чтобы готовить документы, делать с юристами различный анализ тех законодательных актов, которые будут приниматься, говорить свое слово на заседаниях различных комиссий, требовать, писать письма президенту, писать письма правительству, министру. И если мы, объединившись, будем делать эти вещи, нас начнут слушать.

Т.е. существующую структуру рушить не надо?

Ни в коем случае. Ее надо укрепить и реорганизовать.

Оксана Солодовникова