Станислав Натанзон рассказал, как журналисты прожили сегодняшнюю ночь в минском Дворце Независимости

Станислав Натанзон рассказал, как журналисты прожили сегодняшнюю ночь в минском Дворце Независимости

Тяжелая ночь прошла сегодня не только у участников нормандской четверки, но и у журналистов, дежуривших на исторической встрече. Никто не ожидал, что переговоры будут длиться 15 часов. Журналистам приходилось держаться всю ночь и быть готовыми в любой момент "отработать"  выход глав государств и их заявления. В интернете "гуляют"  фото с минского Дворца Независимости, на которых запечатлены измотанные журналисты, спящие на полу, у своей аппаратуры, в креслах пресс-зала.

"Вы спали? А чем вы занимались?", - первое, что спросил Владимир Путин утром 12 февраля журналистов после встречи нормандской четверки. О том чем занимались журналисты в историческую ночь в Минске и какие были условия работы во Дворце Независимости ЖурДому рассказал между своими прямыми включениями корреспондент канала "Россия-24" Станислав Натанзон.

- Стас, как себя чувствуешь?

- Устал, конечно, изнеможден. Больше суток на ногах. Первое прямое включение у меня было вчера в 10 утра и последнее, буквально, две минуты назад (Прим.: в 14.00, 12 февраля). Каждый час минимум одно прямое включение. Поэтому поспать не удалось вообще. В какой-то момент очень сильно клонило в сон, но я решил, что спать не буду, так как видел по своим коллегам, которые поспали урывками в 10, 15, 30 минут и им было очень тяжело включиться в работу, мысли перемешивались. Я решил держаться. Многие спали на полу и в комнате для прессы. Но большинство все же спали на полу, так как пресс-центр находился далеко от комнаты переговоров. Возле самой комнаты переговоров стульев никаких не было, видимо, по соображениям безопасности.

10394010_414379985385650_3959322039197369589_n

- А в холле журналистам дали строго выделенное место, которое огородили?

- Да, нет. Дворец Независимости в центре Минска огромный и был практически полностью предоставлен журналистам. Никаких ограничений по передвижению кроме того, что нельзя было входить в комнату переговоров, не было. Идти можно было куда угодно, но все журналисты толкались около двери, потому что в любой момент, как оказалось в течение 15 часов, мог кто-то выйти с заявлением. В первые часы действительно кто-то выходил, но заявлений никто не делал. Как, например, вышел Лавров и сказал, что все супер. Каждый раз, когда кто-то из политиков выходил, все сразу подрывались. Еще и поэтому поспать не удавалось.

untitled

- Какими методами бодритесь?

- Да никаким. К сожалению кофе здесь закончился еще в одиннадцать вечера. И мне, например, он не достался, так как я свои первые включения до часу ночи вел с улицы с видом на проезжающие кортежи и красивый Дворец. Моя коллега с телеканала "Россия-1" тоже была все это время на улице. В итоге нам ничего из еды не досталось и мы всю ночь на голодном пайке, что называется.

10959316_414147395408909_8624728179251670575_n

Сергей Брилев: "Никогда еще не видел, чтобы в пресс-центре журналистам давали чай в державных чашках, которые обычно предназначаются для членов делегаций. Саммит "нормандской четверки" в Минске - уже необычный" (Facebook).

-  Т.е. питания не хватило?

- Просто никто не думал, что переговоры будут идти так долго. Мы вчера с коллегами обсуждали, кто-то говорил будет идти до 23.00 вечера, а кто-то: "нет, нет, будет долго - до 00.00". И самый пессимистичный прогноз был до часу ночи. И еду где-то в 23.00 убрали, так как думали, что скоро все закончится.

- А как в целом были организованы условия для журналистов?

- Организация была отличная. Я хочу сказать, что Александр Лукашенко и его команда проделали какую-то огромную работу в такие сжатые сроки и у них все получилось. Все шло гладко при том, что сами переговоры были не гладкие.

- На сколько известно, во Дворце Независимости собралось около 500 журналистов. Это так?

- Да, аккредитовано было около 500 журналистов из самых разных стран мира. Не только представители четырех стран. Например, вчера мы общались с голландскими журналистами. Они приехали сюда на один день, соответственно виза у них была тоже на один день. Сегодня она у них уже просрочилась и формально они  несколько часов находились на территории Белоруссии нелегально. Сейчас они уехали, наверное проблема как-то решена. Но это больше повод для шуток, чем для беспокойства.

- Сколько было от России журналистов?  

- Точно не могу сказать, но явно много. Однако российская делегация не была самой большой. Было много французов, судя по зарезервированным местам в пресс-зале. Также было много немцев и голландцев. Естественно были все мировые агентства типа Bloomberg, Reuters, Associated press и т.д.

- Какова была общая атмосфера между журналистами?

- По-разному. Вначале был даже небольшой инцидент. К журналисту LifeNews подбежали украинские журналисты и начали кричать ему, что они "Лайньюз". Ну он им и устроил лай в прямом смысле слова. Гаркнул на них - полаял. (смеется)

- Журналиста все-таки спровоцировали?

- Они его окружили и начали кричать: "Вруны! Лайньюз!". А он девушке сказал, мол зачем Вы мне всякие гадости говорите, давайте лучше знакомиться. Потом подошел к ней и громко гавкнул. Наверное, ему это тогда показалось смешным. Ну вот  так.

- Его в итоге вывели?

- Отвели в комнату для прессы, провели с ним воспитательную беседу на тему "зачем Вы лаете на девушек". И все, отпустили.

- Как служба безопасности вела себя с журналистами?

- Отлично. Знаете, я, честно говоря, такой гладкой работы службы безопасности на мероприятиях подобного масштаба не встречал никогда. Вот вам пример. Я, как уже говорил, работал на улице, а съемки все внутри помещения, которая называется "стерильной зоной". В нее попасть можно только через тщательный досмотр. Обычно ходить между "стерильной" и "нестерильной" зоной - огромная головная боль - куча проверок, осмотров, заставляют включать/выключать камеры,  телефоны. И таким образом вход в "стерильную" зону может занять час. А тут нам приходилось каждые полчаса бегать за вновь отснятыми дисками, чтобы их отправлять в Москву. И здесь нам очень быстро удавалось все сделать. Досмотр, конечно, был, но очень четкий. Для сравнения, я только что приехал с Мюнхенской конференции по безопасности. Там было гораздо сложнее перемещаться с одной зоны в другую.

Беседовала Оксана Солодовникова