Александр Малькевич: Коммерческие СМИ против государственных: высокий трафик «низкопроба» vs. «оптимизированная агитка»

Александр Малькевич: Коммерческие СМИ против государственных: высокий трафик «низкопроба» vs. «оптимизированная агитка»

2015 год стал одним из самых тяжелых для российских медиа. Для того, чтобы подтвердить данный тезис, достаточно почитать новостную ленту любого более менее специализированного СМИ, посвященного нашей профессии. Все заголовки примерно одного содержания: «закрылось такое-то СМИ», «такое-то под угрозой закрытия», «в таком-то сокращают на 20% коллектив», «в это СМИ на 25% сокращается бюджет» и так далее. К сожалению, радостного ничего не происходит.

Конечно, есть и исключения из этого правила. Так, 18 марта позитивная информация прошла в инстаграме Рамзана Кадырова: Глава Чечни рассказал о том, как к нему поступила жалоба сотрудников чеченской ТВ-компании ЧГТРК «Грозный». Журналисты сетовали известно на что: сокращение зарплаты, людей, неоплачиваемые отпуска. Он приехал, встретился с коллективом и директор ему доложил, что сокращение бюджета компании на 15% не он придумал, а учредитель в лице правительственных структур республики. И Рамзан Ахматович поступил как всегда грамотно в плане пиара: сказал, что такие поступки недопустимы в отношении СМИ, потому как в тяжелые кризисные периоды необходимо поддерживать в хорошей форме каналы массовой коммуникации. После чего дал поручение премьер-министру каким-то образом решить этот вопрос.

Как в федеральных, так и в региональных СМИ в воздухе висит фраза об оптимизации. Этим занимаюсь и лично я последние месяцы на Омском областном телевидении. Мы все оптимизируем, каждая структура организации, которую я возглавляю, сейчас занята тем, чтобы избавиться от ненужных расходов. Безусловно, в этих процессах есть и позитивный момент: в кризис обращаешь внимание на какие-то вещи, существовавшие согласно когда-то заведенному порядку вещей. Лениво, неспешно и спокойно. Так жить и работать неправильно, и так больше не будет.

Другая сторона оптимизации – это то, что ты вынужден не только сокращать людей, но и любой ценой сокращать издержки. Начинается, к сожалению, крайне неприятная ситуация эдакой «шаткой дощечки над пропастью» (ну, или через болото), когда неизбежно сокращение расходов влечет за собой снижение качества контента (уже не получается делать его вдумчивым, всеобъемлющим, особенно применительно к региональным СМИ).

Любое областное СМИ живо во многом благодаря своей опоре на местный контент. В некоторых российских регионах от столицы субъекта до какого-нибудь даже крупного райцентра в удаленном уголке приходится ехать на машине от 4 до 6 часов, а то бывает и все 8 – если дорога в принципе есть. Поэтому в этих райцентрах всегда существовали корпункты, работали журналисты, делавшие сюжеты, подбиравшие материалы. Журналисты центрального офиса, в том числе нашего омского, направлялись в 2-3-дневные командировки вглубь области для того, чтобы делать качественные, душевные – и, наконец, просто хорошие программы и проекты. Лично я летом 2014 года приехал в Омск именно развивать 12 канал, устраивать здесь мощную творческую перестройку, его перезагрузку. Многое удалось сделать, но сейчас, весной 2015 года, ни один региональный медиаменеджер не может себе позволить отправить своих журналистов в «длинные командировки» ради «нескольких строчек в газете» (или сюжете).

Да, сегодня невозможно собрать творческую группу и на месяц командировать ее «в глубинку» создавать что-то доброе и вечное. К сожалению. Хотя именно такие материалы сейчас и нужны людям. Волны негатива накрывают всю страну; коммерческие издания в погоне за рейтингами публикуют лишь сообщения о различных происшествиях, «высасывают из пальца» сенсационные, по их мнению, события – и все со знаком «минус». Состояние у всех нас нервное, тревожное и должен быть какой-то выход этим эмоциям, через который ты выпускаешь пар, можешь помочь людям. Печально, что этого нет. Для того, чтобы сохранить головные офисы, сегодня региональные СМИ вынуждены жертвовать корпунктами, филиалами, закрывать программы, ужимать редакции, замораживать идеи, направленные на развитие своих компаний.

В связи с этим резко ухудшается и качество контента. Правильно говорят коллеги: «нет времени и сил ни выверять материалы, ни перепроверять, ни вылизывать». Я помню, как в первые годы работы журналистом-газетчиком, я мог свои статьи переписывать по 5-6-7 раз. Не отшлифовав интервью, не вычистив вопросы, не наведя лоск, не мог отнести материал в редакцию. Сейчас на это нет времени. Есть конвейер, в котором каждый торопится дать материал раньше, чем конкурент, попытаться продать сенсацию, не вложив в это ни копейки. Зачем такому «журналисту» ехать в какую-либо дальнюю деревню 6 часов, чтобы там провести полдня, собирая информацию, и в итоге получить один материал?!

Сегодня есть «гиганты мысли», сидящие у компьютера, надеющиеся за 10 минут на каком-нибудь форуме вычитать псевдоинтересную информацию, сочинить бойкий заголовок и такую «туфту» загнать потребителю. Вот поэтому то правильно говорят, что в коммерческих СМИ останутся только циники, умеющие хорошо нагонять трафик. В Омске это сполна реализуется. К примеру, на днях один из таких ресурсов, специализирующийся на публикации всякой ахинеи, дал заметку ни о чем с парой личных фотографий омской журналистки. Зато какой был заголовок: «Ведущая «Вестей. Омск» решила стать эротической звездой интернета»! Понятно, что материал вышел в ТОП, несмотря на то, что там не сказано ничего ни про звезду, ни про эротику, ни про интернет. Вот так и создаются материалы из ничего. Возможно, у них есть какое-то оправдание, вроде горящих сроков, но это не повод производить некачественный контент, я считаю. Однако в итоге получается, что «законы трафика» работают…

К огромной радости моей, как журналиста, государственные СМИ не могут себе позволить ни таких заголовков, ни такого цинизма; следовательно, не будут ниспадать до такого уровня ширпотреба. Но, как управленец, я понимаю, что государственные СМИ будут неизменно проигрывать коммерческим в борьбе за просмотры, рейтинги, трафик. Их будут заставлять все время сокращать затраты, как это принято в государственных учреждениях, получающих беспрестанно «письма счастья» от финансистов разных областей со словами «сократить на 15-30 % – расходы, штат и т.д.».

У меня есть коллеги, которым настолько уже все сократили, что следующий шаг, который им уже согласовывают «в верхах» – это отключение некоторых районов от вещания, включая демонтаж передатчиков. Потому как процесс сокращения такая вещь, которую невозможно остановить, если вошел в раж.

Я об этом говорил в своих интервью и размышлениях: у государственного СМИ критерии оценки эффективности – не количество сэкономленных денег, а те рейтинги и работа, проводимая в деле построения государственной информационной политики. Если же задачи стоят иные – «сокращать»... остается только – уж простите меня – УГ, которое делается оставшимися пятью калеками за маленькую зарплату. Тогда, правильно говорят критики, риск превращения достойного государственного канала или иного СМИ в унылый агитпроп достаточно велик. Если делать душевно и качественно нет возможностей и денег – тогда остаются только агитки, никого не убеждающие и только настраивающие аудиторию против.

Да, в новых экономических реалиях трудоемкий контент становится дорогостоящим, затратным. Целесообразно, выходит, производить только никзкопробный материал. В коммерческих СМИ это будет ширпотреб, созданный журналистом на пустом месте, без какого-либо реального информационного повода. Так, если вы помните, когда-то прославилась примитивная баннерная реклама в интернете с заголовками типа «Звезда поп-музыки сошла с ума» или «Узнайте страшную тайну Аллы Пугачевой». Государственные же СМИ, в которых власти не будут вкладывать средства, не будут пытаться удержать их на плаву – станут выпускать примитивные агитки, про которые можно собирать целую книгу баек. Так, мне рассказывали случай, как в одном из регионов, где губернаторский канал «зализал» руководителя области практически до смерти, умудрились открыть один из выпусков новостей сюжетом с потрясающим названием «Сегодня наш губернатор принял в своем рабочем кабинете Президента РФ Владимира Путина». Это, я считаю, «вершина»...

Если никаких изменений не будет, то информационное поле, и так загаженное различным низкопробным контентом, останется без какого-либо качественного, интересного материала, так необходимого людям в период кризиса.

Сейчас многие общественники выступают, крича о том, как плохо, что власти регионов тратят деньги на СМИ, на пиар, хотя на пиар уже почти никто ничего не тратит. Средства расходуются на поддержание МЕСТНЫХ СМИ.

Если кто-то считает, что рецепт выхода из кризиса в информационном поле состоит в том, чтобы все СМИ стали частными... Хотелось бы, чтобы люди понимали, что в таком случае нас захлестнет сплошной поток низкопробных проектов, публикаций, программ и т.п.

Как только все СМИ начнут реально выживать и станут (как об этом мечтают идеалисты) зарабатывать, о чем-то хорошем, добром не будет никто рассказывать. Все эти проекты, посвященные 70-летию Победы в Великой Отечественной войне, героям нашего времени, славным людям, служащим примером для подражания, останутся в прошлом. И такие важные функции СМИ как просвещение, воспитание молодого поколения, формирование политической культуры общества канут в лету. Про ветеранов будут рассказывать только в случаях, связанных с криминальными происшествиями, про героев – только если они убьют кого-либо или совершат кражу, про достойных людей – если будут всплывать факты о их чудовищных злодеяниях. Во что тогда превратятся СМИ? Пусть ответят борцы за чистоту всего на свете (естественно, находящиеся в Москве и оторванные от регионов и местной проблематики): «Каким образом стимулировать региональные СМИ производить качественный контент, рассказывающий о добром и вечном?»…

В итоге система по разрушению государственных СМИ, которая сейчас еще усугубляется кризисом, приведет к разрушению нашей культурно-национальной идентичности, к превращению единого общества в скопище запуганных, постоянно дергающихся от любого шума невежд. Мы и так уже становимся заложниками информационного шума, живя в век высоких информационных скоростей. Что будет происходить дальше? Мы провалимся все в это чавкающее болото, где новости берутся из социальных сетей, туда же уходят. Дальше – круговорот информационного мусора в природе, где каждый может снять на телефон, смонтировать на нем же за две минуты и выдать эту «новость», которую впоследствии все будут тиражировать и травмировать тем самым людей. Просто потому, что ее – простите – «выковырял из носа» скучающий блогер. Или школьник на задней парте во время скучного урока…

Что станет с профессией журналиста – человека, который должен объективно оценивая обстановку, просвещать людей? Все эти угрозы абсолютно реальны. По-хорошему на это стоит как можно быстрее обратить внимание и бороться. Пока не стало поздно…

Александр Малькевич
Генеральный директор АО «ОРТРК» (12 канал, Омск), член Правления Национальной ассоциации телерадиовещателей