Алина Кабаева ответила на открытое письмо журналистки Znak.com

Алина Кабаева ответила на открытое письмо журналистки Znak.com

Бывший депутат госдумы, гимнастка Алина Кабаева ответила на открытое письмо журналиста Znak.com Лёли Мингалевой. Ответ поступил в редакцию по электронной почте от пресс-секретаря  Кабаевой.

«Уважаемая редакция Znak.com!

В открытом письме, опубликованном на страницах вашего издания, прозвучал упрек в адрес инициированного мною закона N 50-ФЗ от 5 апреля 2013 года, который запрещает распространять в СМИ информацию о несовершеннолетних, пострадавших от противоправных действий. В письме говорится о том, что действующее законодательство, в том числе и закона N 50-ФЗ, не позволяет журналистам помочь ребенку, который попал в беду и теперь страдает по вине соцработников и чиновников.

Автор полагает, что «закон, некогда принятый для того, чтобы защитить детей от жестокости преступников, делает их жертвами преступного равнодушия тех, кому государство доверило заботу о наших маленьких согражданах» и «обеспечивает режим замалчивания того, мимо чего не должны проходить порядочные люди». 

Это утверждение свидетельствует о том, что автор либо не разобрался, либо вообще не знаком с содержанием закона. Поэтому считаю необходимым дать разъяснения его сути.

Прежде всего, закон направлен не на то, чтобы защитить детей от жестокости преступников (это прерогатива других законов), а на то, чтобы защитить их от СМИ, для которых трагедии детей и подростков стали источником наживы, рабочим материалом для публикаций и ток-шоу, которые тиражируются на всю страну. Другими словами, защитить от журналистов, которых не волнует, как их «деятельность» скажется на психическом здоровье и без того травмированных детей.

Напомню, закон N 50-ФЗ принимался на основе многочисленных обращений граждан и представителей аппарата Уполномоченного по правам ребенка при Президенте РФ, которые указывали на фактическое отсутствие каких-либо ограничений для СМИ на распространение такого рода информации. В тот период СМИ, особенно телевидение, были переполнены сюжетами о детях, пострадавших от насилия. Травмированных детей и подростков приводили в студию, расспрашивали и рассказывали об их беде на всю страну, и никого из авторов публикаций и передач не интересовало, что будет с детьми потом, как они будут себя чувствовать завтра, когда придут в свою школу, встретятся со своими сверстниками, с соседями по дому. Все попытки ограничить этот беспредел, недопустимый в цивилизованном обществе, сопровождались возмущенными заявлениями со стороны ряда СМИ о том, что это покушение на свободу слова. Справедливости ради замечу: часть журналистов, для которых понятие о журналистской этике не пустой звук, поддержала нас, признав, что беспринципность среди ряда СМИ в погоне за рейтингами просто зашкаливает.

Работая над законом, я и мои коллеги учитывали, какое влияние СМИ имеют на общество, поэтому я со всей ответственностью могу сказать, что закон не мешает инициировать общественный интерес к любому вопросу, в том числе и вопросу, связанному с насилием над детьми. Закон не препятствует также и публично обсуждать эти вопросы. При этом нет никакой необходимости показывать детей, называть их имена, адреса проживания. О фактах противоправных действий можно распространять информацию в обезличенном виде.

Закон N 50-ФЗ запрещает средствам массовой информации травмировать ребенка, устраивать из беды, в которую он попал, публичное зрелище, наживаться на этом, обеспечивая себе высокие рейтинги. Вместе с тем, закон не мешает журналистам реально помогать попавшим в беду детям. СМИ имеют право запрашивать у любого органа власти, в том числе и у правоохранительных органов, любую информацию, анализировать ее и распространять, не упоминая персональные данные детей. 

Также хочу отметить, что зачастую практика применения закона искажает его смысл и напрямую противоречит намерениям его авторов. Нередко даже самые совершенные законодательные акты, направленные на помощь людям, не достигают своей цели из-за неграмотного, а иногда и намеренно искаженного правоприменения. Таким образом, некоторые ответственные лица пытаются оправдать свое бездействие, прикрыть недобросовестное исполнение обязанностей рамками закона. Искренне надеюсь, что в вашем случае мы не имеем дело с подобным пренебрежением законом со стороны представителей региональных органов власти.

Хочу поблагодарить вас за то, что не остаетесь безразличными к данной теме. Ее актуальность не вызывает сомнений, и я со своей стороны поддерживаю идею о продолжении публичной дискуссии о том, каким образом законодательное регулирование может помочь защитить детей от жестокого обращения, создать максимально благоприятные условия для их роста и развития.

С уважением,

Алина Кабаева».

В «Национальной медиагруппе», председателем совета директоров которой работает Алина Кабаева, Znak.com подтвердили, что ответ готовила именно она.

Напомним, открытое письмо касалось закона о запрете на публикацию данных детей, ставших жертвами преступлений. Журналистка Znak.com обращала внимание, что законодательная норма в ряде случаев мешает защищать интересы детей, в частности собирать для них помощь и следить за их судьбой.

Закон "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части ограничения распространения информации о несовершеннолетних, пострадавших в результате противоправных действий (бездействия)" был принят в Государственной думе 22 марта 2013 года.

Главной целью закона было обеспечить безопасность пострадавших детей посредством нераскрытия персональных данных. Инициаторами выступили депутаты Алина Кабаева, Валентина Терешкова и Марина Мукабенова.