Катя Гордон расставила точки в «Открытом письме»

Теле- и радиоведущая Екатерина Гордон, накануне сообщившая в своем твиттере о разводе с избившим ее мужем, опубликовала "открытое письмо", в котором, как она сама утверждает, хочет "поставить точку в истории, в которую попала случайно".

Приводим письмо полностью:

Открытое письмо Кати Гордон

Я пишу это письмо по нескольким причинам: во-первых потому, что устала от подлости и угроз со стороны Сергея Жорина; во-вторых потому, что я хочу поставить точку на истории, в которую я изначально попала случайно; а потом стала жертвой в игре адвоката, который очень хотел спасти свой адвокатский статус и «имидж».

Я совершила две ошибки, о которых буду долго жалеть: во-первых вышла замуж быстро и не разобравшись в своем избраннике, а во-вторых, поверив Сергею даже после избиения, не смотря на то, что все факты говорили о том, что верить этому человеку просто опасно. Когда первого сентября меня избил Сергей Жорин (а именно: ударил меня головой о стену, нанес удары ногами в область бедер и несколько раз толкнул в спину, когда я пыталась уйти) я в шоковом состоянии попала в 72 травмапункт (меня отвез туда барабанщик моей группы Дима, которого я попросила приехать, оказавшись в прямом смысле босой и избитой на улице в час ночи) - врач описал природу возникновения ссадин и гематом и вызвал скорую, поскольку посчитал, что у меня сотрясение мозга. На вопрос врача: избита ли я «известным мне» - я сказала «да», полагая, что в противном случае нужно будет писать заявление в милицию и искать виновников. Как оказалось позже, врач обязан сообщать участковому о "больном" в том случае, если к нему поступает человек, которого избили; участковый в свою очередь проводит проверку... Из травмапункта меня привезли на скорой в Боткинскую больницу, поскольку меня тошнило, кружилась голова и шла носом кровь. В больнице так же зафиксировали травмы - к слову все материалы хранятся в больнице, а так же есть в отчете участкового отдела полиции Щукинского района СЗАО. Не смотря на то, что врачи в приемном отделении хотели меня сразу госпитализировать, я предприняла попытку покинуть больницу и отлежаться у друзей. Уже через несколько часов меня повторно на скорой привезли в Боткинскую больницу и положили в отделение нейрохирургии 19А. Там мне был поставлен диагноз (не составляет труда его в любой момент проверить непосредственно в больнице или в материалах дела): «Сотрясение головного мозга, ушиб мягких тканей теменно-затылочной области». К моему удивлению на следующий же день ко мне в палату пришла девушка в халате мед-сестры с камерой на груди - пытаясь получить у меня хоть какие-то комментарии. Я наотрез отказывалась говорить что бы то ни было, поскольку не хотела, чтобы об этой истории узнали мои родители. Как оказалось кто-то из мед.персонала слил информацию о том, что в больницу поступила «избитая Катя Гордон». C этого момента начался ад, который не прекращается по сей день. Мой муж спустя несколько дней все-таки решил навестить меня. К моему удивлению пришел он в больницу в угрозами, сказав мне, что его адвокатская контора обслуживает несколько желтых издательских домов и лично Арама Габрелянова, который обещал ему всяческую поддержку; и если я где-то открою рот, то из страны мне можно уезжать. Надо сказать, что угрозы я выслушивала с этого момента ежедневно: Сергей то начинал писать мне про то, что он меня сильно любит, то начинал обзывать и намекать, что у меня много врагов и в частности его клиент Иосиф Пригожин и знакомая Тина Канделаки готовы подключить все свои силы в борьбе со мной, и только он их сдерживает. Сергей начал говорить про деньги и про то, что я вероятно буду их у него вымогать; а я как женщина ждала только одного, что он пожалеет меня и попросит прощения за то, что сделал. После того, как его угрозы в больнице перешли все грани - я вызвала милицию и попросила, чтобы больше его в отделение не пускали. Тем временем, Сергей стал поддерживать в медиа историю о том, что Катя Гордон просто пиарится, к слову его знакомые журналисты предложили ему подать тему именно так. Мне хотелось одного: все это закончить. Сергей находился в приятельских отношениях с продюсером программы «Говорим и показываем» Еленой Карцевой, которая начала мне звонить и предлагать участие в программе. Не смотря на то, что за участие в программе предлагали даже деньги я отказалась. Позже Сергей лично забрал эти деньги, расписавшись за меня; сказав, что раз уж мы влипли в эту историю - дарить ничего не будем. Неожиданно, Сергей сменил тактику поведения и начал писать мне о любви и о том, что он очень раскаивается. Я, находясь в больнице одна, захотела ему верить...

Сначала я выполнила его первую просьбу, а именно сказала его знакомому журналисту Олегу то, что я якобы попала в ДТП. Эту ложь те же лайфньюз быстро разоблачили; тогда мы с Сергеем договорились, что говорим о том, «что мы помирились и все не так страшно, как пишут». Собственно это и должно было произойти на программе «Говорим и показываем» на НТВ, кабы по случайности Сергею не пришла смс от той самой Карцевой о том, что все идет по плану, студия собрана и все поносят Катю Гордон за ее пиар и попытку очернить адвоката. Тогда в отчаянии, избитая да еще и преданная я приехала в тренировочных штанах прямо из больницы на шоу для того, чтобы продемонстрировать стране побои и спросить Сергея на камеру: «Сереж, бил?». В этот же день для того, чтобы развенчать историю о моем «пиаре» я подала заявление в полицию и публично заявила о желании развестись(http://www.ntv.ru/novosti/238452/).

Уже ночью Сергей со слезами на глазах сидел в приемном отделении и говорил о том, что он раскаивается, что оболгал меня и любит меня безумно сильно и если я ему доверюсь в последний раз он все исправит. Ночью в своем твиттере он написал, что «Катя не врет...», (http://savepic.net/2049354.jpg) а на следующий день в программе «ЧП» публично извинился и признался в любви.

Уже тогда мои друзья и адвокаты отговаривали меня забирать заявление и говорили что он просто боиться потерять адвокатский статус... Заявление было передано в территориальный отдел СКР, в связи с тем, что Жорин является субъектом со специальным правовым статусом - действующим адвокатом. Cергей стал умолять меня забрать заявление или написать отказ потому, что он, мол, "рискует карьерой, а я его любимая жена должна его спасти". Я пожалела Сергея, но отказываться от своих слов не стала, написала заявление с формулировкой: "прошу прекратить расследование в отношение Сергея Жорина поскольку он попросил прощение и мы примирились". Cергей же хотел, чтобы я отказалась от своих слов... Сергей так же попросил меня как можно скорее уехать из больницы и отдохнуть с ним на даче. Он обещал что позаботится о моем здоровье. К слову он ни разу не справился о моем самочувствии, когда я написала заявление об отказе от дальнейшей госпитализации. Друзья и адвокаты в тот момент тоже пытались мне открыть глаза на происходящее: «он просто боится, что ты здесь будешь лежать больше двух недель и уголовное дело заведут автоматом...» Но желание верить в лучшее, в порядочность, в любовь было сильнее. Мне было страшно признаться себе самой, что меня используют и я так жестоко ошиблась с браком. Мы написали пресс-релиз о том, что примирились и это наши семейные дела, и здесь, вероятно в оцепенении от всего происходящего я сделала еще одну глупость. Cергей попросил меня доказать, что я ему доверяю и я его люблю как и он любит меня. Он рассказал мне историю о том, что есть традиция в тюрьме, которую он считает "справедливой и мудрой" Новичков просят спрыгнуть рыбкой со второго этажа койки. Если новичок не слушался его били, а если доверялся - то ловили. Cергей сказал мне: «Я тебя люблю, я извинился на всю страну, можешь ли ты доказать мне, что мне веришь?». «Могу» - cказала я. Он достал телефон и попросил записать для него лично то, что он меня не бил... «Зачем?» - спросила я, «Ну ты же знаешь что я не подлец... И мы же боримся за нашу семью... Я тут же сотру.» Я сказала: «Хорошо» и на вопрос: «Бил ли я тебя?», когда он снимал, сказала: «Нет». Потом это видео он демонстративно стер и сказал, что рад что мы друг другу доверяем...Через какое-то время нашего примирения и мне и моим близким стало ясно, что вспышки агрессии не прекращаются. Он начинал выкидывать мои вещи, я уходила - он звонил моей подруге Соне - говорил что безумно меня любит и пытался вернуть. когда я приехала к нему чтобы забрать все свои вещи - он дал мне ровно час - снимал это на свой айфон и когда я собиралась уходить выхватил мой айфон и долго бил им о кафель в ванной, приговаривая, что у меня на него никакого компромата не будет (http://savepic.net/2044237.jpg). Я совершенно не хотела ему мстить и попросила его просто расстаться. Он сказал что ему важно подать заявление первым потому, что он «и так в говне» и я попросила своего адвоката Сергея Полякова отозвать наше заявление (https://twitter.com/#!/LibertyDealer/status/116275322294505472/photo/1) и дать возможность это сделать ему. После того, как я ушла он опять писал о своей безумной любви и о том, что я не справедлива... А потом выложил то самое видео и, воспользовавшись своими связями в желтой прессе, начал лгать. Даже после того, как он выложил видео и ложь обо мне он приехал и просил меня молчать. Угрозы сменяются признаниями в любви и наоборот. Я прошу об одном: люди добрые и не очень, не дайте человеку со связями, лгущему и бьющему жену - вас одурачить. А если вы готовы быть одураченными подумайте о ваших сестрах и матерях, которые могут столкнуться с наcилием и абсолютным отсутствием принципов. Cегодня он обещает мне, что в этой стране мне жизни не будет и он уже позаботился о том, что моих песен не будет на радио. Я прошу у вас, отнестись с открытой душой к моей трагедии, в которую я попала по своей глупости, но в которой я была честной пусть наивной женщиной. Как рассказал сам Сергей Жорин, ему было важно, чтобы я забрала заявление еще и потому, что на него уже писали заявление об избиении и ему пришлось откупаться (если кто-то из вас что-то знает об этой истории - прошу не молчите). Мне не надо от него денег, мне не нужно вообще ничего - день назад я писала о том, что мы решили мирно разойтись и претензий друг к другу у нас нет. И к вечеру начался ужас, в котором принимают участие люди, которые меня не знают. Как может Иосиф Пригожин, зная о том, что Валерия подвергалась насилию, помогать Сергею мне портить жизнь и лгать - мне не ясно. Надеюсь он поймет суть ситуации и перестанет это делать. Я прошу чтобы меня оставили в покое и если у кого-то из вас есть возможность проверить информацию об этом человеке и защитить меня от его нападок и угроз - я буду вам благодарна. Я могу быть скандальным журналистом - но я живой человек и женщина. И бить нельзя никого, и жить в страхе тоже нельзя.

Катя Гордон

Нюансы юридической стороны дела можно спросить у адвокатов Александра Забейды и Александра Касаткина

Источник



← (Предыдущая статья)