В Америке закрылся научный журнал «Scientist»

Биомедицинские исследователи потеряли важнейший источник информации, а научные журналисты - ещё одно издание, для которого они могли писать: закрылся »Scientist».

Печальная новость пришла сразу же после выхода в свет специального выпуска, посвящённого 25-летию журнала. «Он живой и брыкается!» - радовалась редакционная статья.

Scientist родился в 1986 году и поначалу был газетой, выходившей раз в две недели. Придумал его Юджин Гарфилд, основатель Института научной информации (ISI, сейчас - Thomson Reuters) и создатель индекса научного цитирования. Редакция располагалась в Вашингтоне, но вскоре переехала в Филадельфию - поближе к ISI. Позднее Scientist превратился в ежемесячный журнал и открыл сайт с ежедневными новостями (интернет-версия тоже приказала долго жить).

Нынешний владелец журнала и его генеральный директор Витек Трач (основатель научного журнала с открытым доступом BioMed Central) отмечает, что единственная причина, побудившая его закрыть издание, - экономическая. «Мы просто не смогли найти способ заставить его приносить прибыль, - отмечает г-н Трач. - Никаких других причин нет. У нас замечательный и талантливый персонал, благодарная аудитория, журнал преуспел в поддержании высоких редакционных и производственных стандартов. Просто мир отворачивается от традиционных журналов, и наша зависимость от рекламы привела нас к этой точке».

Г-н Трач - один из первых борцов за открытый доступ. Он утверждал, что купил Scientist (около десяти лет назад) как раз для того, чтобы продвинуть эту работу, хотя тогдашний главный редактор Ричард Галлахер это отрицал. В последние годы г-н Трач сосредоточил бoльшую часть своего внимания на сайте Faculty of 1000, который посвящён экспертной оценке научных публикаций. Буквально только что он также открыл сервис F1000 Journal Factor: это новая попытка ранжировать научные журналы в противовес традиционной и спорной метрике, которая основывается на так называемом импакт-факторе. Г-н Трач стремился к более тесной интеграции Faculty of 1000 с журналом.

«Я огорчён, но не могу сказать, что шокирован», - признаётся г-н Галлахер. Он был хорошо осведомлён о финансовых проблемах, стоявших перед Scientist с момента его создания, но всё же сумел превратить диковатый таблоид в стильный и привлекательный ежемесячный журнал, посвящённый наукам о жизни. Кстати, сам г-н Гарфилд отмечает, что в сегодняшних обстоятельствах ни за что бы ни взялся за создание научного журнала.

Г-н Галлахер, как и многие другие, полагает, что в научной публицистике образовалась некрасивая дыра: «Scientist изящно и успешно помогал людям выйти за рамки их непосредственных интересов. Он делал это увлекательным, а иногда и непочтительным образом».

Один из редакторов Nature Юджин Руссо, работавший в Scientist сначала в качестве стажёра, а затем в должности редактора с 1997 по 2001 год, отмечает, что издание занимало особую нишу: «Это было своего рода пособие для специалистов, которые интересовались не только наукой, но и карьерой, а также политическими вопросами, затрагивавшими жизнь учёных. Кроме того, Scientist один из немногих публиковал обзоры наиболее цитируемых статей с анализом причин, по которым они привлекли такое внимание».

Именно Scientist - ещё до того, как перешёл в руки г-на Трача, - в числе первых выступил за открытый доступ к публикациям. Более того, он стал одним из первых журналов, которые бесплатно выкладывались в сеть Национального научного фонда США. Это было ещё до появления Интернета - в 1986 году.

Scientist уходит на высокой ноте: недавно стало известно, что в ноябре журнал получит пять наград премии Eddie & Ozzie Awards журнала Folio. Кроме того, Американское общество редакторов деловых изданий присудило ему звание журнала года.