Публикацию личных данных журналиста Александра Плющева на сайте суда объяснили «техническим сбоем»

Публикацию личных данных журналиста Александра Плющева на сайте суда объяснили «техническим сбоем»

Журналист «Эха Москвы» Александр Плющев сообщил, что квалификационная коллегия судей Москвы отказалась извиняться за публикацию его личных данных: она была допущена после того, как Плющев подал иск к ФСБ и Роскомнадзору в связи с их попыткой запрета мессенджера Telegram.

На сайте Мещанского суда Москвы объяснили публикацию данных журналиста «техническим сбоем». Об этом Плющев написал в своем телеграм-канале.

В октябре вместе с решением об отказе в рассмотрении иска к ФСБ и Роскомнадзору Мещанский суд опубликовал адрес Плющева, указанный в документах. Сначала в суде на просьбу убрать данные назвали ситуацию нормальной, а затем — что удаление «может занять несколько дней». Позже ссылка стала недоступна, а в суде объявили о начале проверки; журналист пожаловался в прокуратуру и квалификационную коллегию судей.

По словам Плющева в ответе из коллегии его по неизвестной причине назвали «Арсением Львовичем» (в действительности он Александр Владимирович) и сообщили, что «личные данные появились в результате технического сбоя», а «сейчас неполадки устранены».

При этом, как отметил журналист, ему не только не были принесены извинения, но и личные данные других истцов до сих пор висят на сайте Мещанского суда, куда Плющев подавал иск.

Он также добавил, что штраф за публикацию таких данных составляет до 5 тысяч рублей, однако сотрудники суда «даже этого себе не выпишут. Они всегда правы».

При этом в аналогичных случаях с публикациями «экстремистских» картинок в соцсетях суды не прислушиваются к аргументам о том, что те уже удалены, и зачастую принимают решения о крупных штрафах и уголовных сроках.

В конце октября 2017 года журналисты Александр Плющев и Олег Кашин решили подать иски к ФСБ и Роскомнадзору, поскольку считают требование предоставить ФСБ ключи для дешифровки сообщений в Telegram попыткой ввести перлюстрацию переписки. Они настаивали, что норма затрагивает право журналистов на конфиденциальное общение с источниками.

Мещанский суд отказался принять иски к рассмотрению.